no
Технологии Blogger.

Сообщить о нарушении

Избранное сообщение

После Томоса учимся жить вместе

Поиск по этому блогу

Недавние Посты

5/recent posts

Случайные посты

3/random posts
no

Недавние Посты

5/recent posts

Последние коментарии:

5/recent comments

Последние коментарии:

5/recent comments

Страницы

4/Статьи/slider

После Томоса учимся жить вместе

Комментариев нет

После Томоса Украина учится жить в новых условиях – когда каноническая проблема вроде устранена, но общество и церковь не стали менее разделенными.
И возникает вопрос: как жить в условиях неустранимого разделения, в условиях сложного многообразия?
Для многих православных оказалось сюрпризом, что православная церковь не одна и не будет одна. То, что таких православных представлялось проблемой, которую нужно решить, на самом деле оказалось неоспоримой реальностью, которую нужно принять. Даже при канонической ПЦУ не все православные христиане согласятся быть вместе, в одной структуре. И это их право – быть отдельно. 
Разнообразие в православии – лишь часть более широкой и еще более пестрой картины религиозной жизни. 
Напомню, что Украина не является православной страной. В современном мире нельзя называть страны и народы «христианскими», а тем более сужать эту христианскую идентичность к одной из многих традиций.
Поэтому ПЦУ не может быть событием, значимым для всех. Если только все прочие религиозные конфессии не получат явные преимущества от новой ситуации.
Обретение Томоса само по себе является внутрицерковным событием и его значение для многоконфессионального украинского общества малопонятно. Очевидно, что оно не сводится к противостоянию с Россией и российской имперской церковью. Оно меняет в корне структуру религиозной жизни и сложившийся баланс сдерживаний и противовесов, закладывая потенциальные риски и открывает новые возможности для мирного религиозного многообразия Украины.
Что меняется помимо обособления от России – на этот вопрос еще предстоит ответить. Очевидно, что с Томосом открываются новые возможности для консолидации украинского Православия и украинского христианства в целом. Но использовать эти возможности пока не удается. Да и не совсем ясно, собираются ли их использовать. Тем временем в христианском мире возникли новые деления. 
Здесь что хочу ответить две линии, по которым уже возникло определенное напряжение.
Во-первых, это недопонимание между ПЦУ и УГКЦ. Пока что напряжение локализовано вокруг храма Святой Софии, но оно может проявиться и в других местах и формах. 
"У разі відкриття для богослужінь найдавнішого храму України - собору Святої Софії в Києві - жодна церква не має отримати на це ексклюзивне право. Свята Софія є нашим материнським кафедральним храмом. І це було своєрідним відкриттям для українського суспільства, що УГКЦ також має відношення до Софії Київської. Оскільки храм Святої Софії у Києві є материнським храмом для усіх гілок українського християнства, усіх дітей Київської Церкви Володимирового Хрещення. Ексклюзивне посідання цього храму лише однією частиною колись єдиної, а нині поділеної київської Церкви є недоречним і навіть небезпечним. Тобто ми не проти того, щоб цей храм був відкритим для богослужінь. Але ми за те, щоб українське суспільство усвідомлювало, що він є святинею усього народу.Я б хотів згадати про статус-кво, який існує у храмі Гробу Господнього в Єрусалимі. Це місце святе для всіх християн. І сьогодні є алгоритм, щоб забезпечити доступ до нього всіх. Його ніхто не може ексклюзивно посідати – ні католицька, ні православна, ні вірменська сторона, ні коптська. Але храм є відкритим для всіх. Я думаю, що цей приклад Єрусалима є дуже важливий для Києва, який називають Другим Єрусалимом”.
Во-вторых, протестансткие сообщества, приветствуя в целом обретение Томоса, выражают свое обеспокоенность возможным переделом религиозной карты. В 2018 году евангельские протестанты устроили свой «Собор».
Очевидно, что Томос и реструктуризация внутри православного мира вызывают более масштабные изменения в украинском обществе и даже за его пределами. И другие христианские конфессии Украины будут защищать свои права и свободы, выступать с собственными общественными инициативами, претендуя на свое особое место в общей истории украинского христианства. В долгосрочной перспективе выиграет тот, кто сможет предложить наиболее общее, широкое и объединяющее видение истории и будущего.
Результаты последних парламентских и президентских выборов в Украине говорят о растущем запросе на предельно широкие объединяющие проекты, как бы нас не раздражал их циничные популизм и наивный утопизм. Где во всем этот Церковь? Останется ли она с меньшинством, для которых главное – «Армія. Мова. Віра»? Или попытается предложить более инклюзивное видение для большинства? И сможет ли она предложить что-то объединяющее для общества, если не покажет успех в межцерковном объединении и примирении? 
И здесь важно понять одну простую вещь: в претензиях на объединяющую роль нужно оставаться скромными. Не время говорить о патриархате, месте в диптихе и величии украинского христианства. Не время перенимать риторику Третьего Рима и спекулировать концепциями Второго Иерусалима и проч. 
Нельзя примирить и объединить украинское общество в изоляции от мирового христианства и в неоправданно высоких претензиях на исключительность.
Слава Богу, что Украина не получила патриархат. Будет больше шансов спокойно и скромно интегрироваться в мировое православие. И вовсе неплохо, что роль Константинополя оказалась столь важной – при нашей незрелости нам просто необходима отеческая забота Церкви-матери. 
Настоящие Соборы – еще впереди, и для православных, и для протестантов. Томос – лишь начало большого пути, на котором Церковь во взаимодействии с гражданским обществом и мировым православием обретает свою зрелость и право на духовное лидерство. 


Это Он послал беду

Комментариев нет




Когда приходит беда, мы думаем о том, как от нее избавиться. Мы думает о том, как от нее избавиться, чтобы жить дальше как жили раньше.
Но Бог хочет, чтобы в момент беды мы думали о другом – о Нем, об исправлении наших отношений с Ним, о возвращении к Нему. 
В момент беды нам нужно не бежать подальше и не «решать проблему», но молиться, взывать к Богу.
Почему? 
Потому что «это Он послал беду» (Ис. 31:2). А коль так, то все наши «решения проблемы» будут неудачными.
Пророк Исаия говорит, что все попытки Божьего народа «решить проблемы» самостоятельно или с опорой на соседей и наемников, закончатся провалом. Более того, они вызовут еще больший гнев Божий.
Оказывается, Бога раздражает не столько наш грех, сколько упорство в нем; не так наша неверность по отношению к Нему, как наши ложные надежды на чужих царей и богов. 
Когда Его люди «идут за помощью в Египет… уповают на число колесниц и всадников силу, а к Святому Богу Израиля не обращают взор, не спрашивают у Господа совета» (1), это вызывает боль и ярость.
А потому Господь будет карать «тех, кто пришел на помощь… и тех, кому они помогали», так что «погибнут и те и другие» (3).
Без Бога беда не уходит, лишь усугубляется. Наши попытки избавиться от проблем лишь добавляют новых бед. 
Потому что «это Он послал беду». И вовсе не для того, чтобы мы легко от нее избавились. Но для того, чтобы остановились на путях своих, задумались о причинах бед, взыскали Бога и обратились к Нему от своего нечестия. 
Если «это Он», то мы ничего не сможем сделать без Него, мы сами сделаем только хуже. Но если мы обращаемся к Нему, то все меняется в тот же момент – «сойдет вниз Господь Воинств, чтобы сразиться за Сион» (4).   
О чем мы думаем во время беды? Если думаем о «решении проблем», то все запутаем и осложним. Если думаем о Боге – то вместе с временной бедой решаем нашу вечную проблему, «отвергаем идолов» и «возвращаемся к Тому, которому так упорно противились» (6-7).
Слава Богу за наши беды, в которых мы можем слышать Его голос и получать Его помощь, которые останавливают нас на опасных путях и разворачивают в единственно верном направлении. 

Сила – в спокойствии и надежде

Комментариев нет



Наше время вполне можно назвать временем «сладких речей и лживых видений». Пророк Исаия говорил, что люди среди всех бед и тревог будут просить от провидцев и прозорливцев именно этого: 

«Перестаньте провидеть!... нам не надо верных видений! Мы хотим от вас только сладких речей, лживых видений. Сверните с пути, от стези уклонитесь, не напоминайте нам больше про Святого Бога в Израиле!» (Ис. 30:10-11).

Люди не будут искать Бога, не захотят даже слышать о Нем.
Они решительно откажутся от правды и Божьего Слова, «понадеются на насилие и обман» (12).
Именно этот грех отвержения Божьего Слова станет причиной их гибели – «как осевшая кладка в высокой стене, в стене, что внезапно рухнет» (13).

Отвергнув Божье Слово и возненавидев правду, люди напрасно будут искать помощи у Египта. Но никто не сможет помочь народу, потерявшему веру.
Все богатства Иерусалима перетекут в Египет, но помощь фараона будет «ничтожной, никчемной» (7).

Вместо того, чтобы разговаривать с Богом и восстановить свой завет с Ним, «сыны непокорные» ведут переговоры с неверными и «заключают союзы, не внушенные Духом» (1).

Они не спрашивают Божьего совета, поэтому пожинают «позор» и «срам» (3).

В чем же спасение? Сам Бог указывает верное направление – не на Юг, не на Север, не на Восток, но прямо назад: «Ваше спасение – в том, чтобы вернуться и пребывать в покое. Ваша сила – в спокойствии и надежде» (15).

В поисках спасения не нужно суетиться и метаться. Нужно успокоиться и вернуться назад к Богу, Который тут же «ответит», «поможет», «накормит», «напоит», «перевяжет раны», «излечит увечья». 

Иногда самый верный путь – назад, к самому Началу. 

Не поклонимся

Комментариев нет


Мир предлагает много возможностей, но цена им слишком высока.
Рано или поздно от нас потребуют не просто отдачи в работе и лояльности к начальству, но и поклонения местным идолам и царям.
Так было с друзьями Даниила. Они получили высшие должности и немыслимое влияние в империи Вавилона. 
Они прилежно трудились и отдавали все силы царской службе. 
При этом они поклонялись Богу и только Богу. 
Даже в минуты смертельной опасности они отказались “служить” и “поклоняться”:

“Бог наш, Которому мы служим, силен спасти нас от печи, раскаленной огнем, и от руки твоей, царь, избавит. Если же и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим служить не будем и золотому истукану, которого ты поставил, не поклонимся” Даниил 3:17-18.

Сегодня наша очередь сказать миру, его истуканам и царям: не поклонимся и служить не будем.
Работать – будем. Терпеть – будем. Соблюдать законы – будем.
Но поклоняться – только Богу.
Кто-то угодит в печь, кто-то потеряет работу и статус. Но у нас выбора нет. Наши сердца заняты Богом и только Богом. Наши песни – только о Нем. Наши молитвы – только к Нему. Мы – Его слуги. И это дает нам силу сказать князьям и даже царям: не поклонимся. 
Сказать такое царям может только тот, кто вполне принадлежит Богу и поклоняется Ему в духе и истине. 
Ответим себе на вопрос: кто наш Бог, разве Он не Царь Царей? 
Разве Он не силен спасти нас от смерти? 
Разве Он не силен провести нас через смерть живыми и верными?
Способны ли мы так верить и так доверять? 
Дело ведь не в царях – их было и будет много. А идолов еще больше.
Здесь вопрос о нас, нашей вере и нашем Боге. 
Дерзнем ли так верить, чтобы идти за Богом в печь, чтобы жить и умирать – для Него и с Ним? Сможем ли пойти против большинства, против его идолов , против его рабского безумия? Сможем ли сохранить себя в массе?
Знаем ли мы настолько близко Единого и Живого Бога, что все идолы и цари перестают нас пугать и волновать?
В этом весь вызов. 

Не закрывая лица покрывалом

Комментариев нет



То, что мы так мало знаем о Боге и еще меньше знаем Бога, - наша ответственность и вина, слабость и грех.
Бог во Христе открылся нам во всей Своей полноте и доступности.
Он хочет, чтобы мы могли познавать Его больше и глубже, становясь подобными.
И потому все наши стеснения и оправдания, будто мы такие малые и недостойные, темные и убогие, - грех против Бога и Его щедрости.
Апостол Павел пишет, что в эпоху Нового Завета мы вступили в непреходящий свет. Сияние Воплощенного и Воскресшего Бога намного ярче, чем свет Закона.
Но почему же так мало людей видят это Сияние и живут в нем? 
Апостол пишет, что разум большинства ослеплен, что лица религиозных людей покрыты покрывалом, что даже лучшие из них не хотят видеть открытое и доступное. 
Бог открывает нам лучшее, Бог открывается Сам, но мы не спешим идти вперед, и упрямо держимся старого, детского, начального. 
Мы лишаем себя свободы видеть Бога лицом к лицу, свободы поклоняться Ему в духе и истине, свободы жить с избытком.

«Если даже преходящее сияет, то во много раз больше сияет непреходящее! 
И поскольку у нас есть такая надежда, мы говорим открыто и бесстрашно. 
И не как Моисей, который закрывал покрывалом лицо, чтобы сыны Израиля не увидели конца того, что идет к упразднению. 
Но и теперь разум их ослеплен. Ведь вплоть до нынешнего дня это покрывало при чтении текста Ветхого Договора остается неснятым, потому что удаляется оно только благодаря Христу. 
До сегодняшнего дня, когда читается Закон Моисея, это покрывало лежит на их сердцах. 
«Но всякий раз, когда человек обращается к Господу, покрывало убирается». 
Господь, о котором здесь говорится, это Дух, а где Дух Господа, там свобода. 
Мы же все, не закрывая лица покрывалом, видим, как в зеркале, сияние славы Господней и преображаемся, становясь Его подобием и сияя все более яркой славой. Это совершает Господь, а Он есть Дух» (2 Кор. 3:11-18).

Это настоящий вызов – снять покрывало и увидеть сияние славы Господней, чтобы преображаться и сиять вместе с Ним. Не прятаться в полумраке, не довольствоваться светом лучины. Но сиять все более яркой славой, познавая Господа как Духа, открывая свободу в Духе. 
Не закрывайте лица покрывалом!

no