no
4/Вера/slider

Не воюйте с Господом

Комментариев нет


Авия, сын Ровоама, был подобен отцу – смирялся и побеждал в дни трудные, но после побед зазнавался и грешил. Все как обычно.
И все же один эпизод заслуживает особенного внимания.
Авия выходит на битву с Иеровоамом – продолжая войну своего отца, защищая его честь. Он обращается к врагам с несколько странной речью, в которой признает слабость и ошибки своего отца: «Ровоам же был молод и слаб сердцем» (2 Пар. 13:7). С такой речью трудно устрашить врага и мотивировать свое войско к победе.
Авия не боится говорить так потому, что уповает не на себя и свое имя, доставшееся от отца, но на Бога и Его верность потомкам Давида.
«Вас великое множество и у вас золотые тельцы… а у нас – Господь, Бог наш… Не воюйте с Господом» (8,10,12).
Иеровоам не слушал Авию и начал битву. Он верил в силу – его войск было в два раза больше. 
Но один Господь сильнее множества. И даже слабые цари, потомки слабых отцов, могут быть сильными тогда, когда уповают на Бога. 
Этот эпизод приукрашивает историю Авии. Жаль, что он не имел продолжения. 
Жаль, что начав с победы в дни слабости, Авия растратил свои трофеи в идолопоклонстве и грехе. 
Жаль, что всю оставшуюся жизнь он воевал с Господом и потому неизменно проиграл.

На берегу океана

Комментариев нет



Мы не редко говорим о себе, что мы – на берегу океана. Мы не можем его вычерпать, понять, направить, обуздать. 
Нас пугает его мощь и непостижимость, стихийность и безответность, бескрайность и бездонность.
Здесь воображение сводит нас с внешним миром, заглядывает по ту сторону нашего дома, огорода, города, цивилизации, всего знакомого, обжитого, соразмерного. 
Это действительно страшно – стоять на берегу бесконечности, осознавать малость и уязвимость,  незнание и непонимание.
Но разве не должно нас пугать иное – закрытость в нашем одомашненном мире,  мелководье жизни, потеря масштаба и перспективы, духота бани с пауками, вонь кабака, теснота камеры?
Не всем дано изведать этот страх – страх забыть про океан, про бесконечность, про неизведанные маршруты, про бескрайнее небо и все новые звезды. 
Но тот, кто знает страсть к бесконечности, никогда не успокоится в четырех стенах. Они всегда идут вперед. А когда уже не могут идти, то рассказывают другим о том, что видели и пережили. 
На берегу всегда интересно. Здесь все начинается – как далекий парус на горизонте. Здесь все и заканчивается, возвращаясь в тот самый океан вместе с волнами и воспоминаниями.

Мгла и свет Божественной славы

Комментариев нет




Храм, который построил Соломон, не стал золотой клеткой для Бога. Бог не стал ручным, придворным, удобным.
Соломон понимал, что Бог обитает «на небе», он повторяет это (2 Пар. 6:21,23,25,27,30,33,35 39) как напоминание себе и народу. И даже «небо и небеса небес» не вмещают Его (18). 
Богом нельзя управлять. В Нем всегда есть избыток, который опрокидывает наши столы и схемы. 
Так было и в Соломоновом храме. 

«Дом Господень наполнило облако, и не могли священники стоять на служении по причине облака, потому что слава Господня наполнила дом Божий. Тогда сказал Соломон: Господь сказал, что Он благоволит обитать во мгле» (2 Пар. 5:13-14, 6:1).

Мудрый Соломон понял, что Бог всегда остается Богом и открывается людям лишь в меру. 
Бог не хочет стать вещью для нашего пользования или предметом для нашего познания. 
При этом Бог не хочет и ослепить нас полностью, Он щадит нас. 
Он ослепляет нас слегка и временно – чтобы приучить к новому видению.
Поэтому Его окружает свет и окутывает мгла. Освещение храма было именно таким – сочетанием и чередованием света и тьмы. 
Соломон чувствовал присутствие Божье во мгле, в непрозрачности пространства. Апостол Павел говорит не о мгле, а о свете, но свойства этого света – похожие. Апостол именует Бога как Того, «Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может» (1 Тим. 6:16).
Для Бога и в Боге мгла и свет – одно и то же. Его слава превосходит возможности нашего восприятия, так что Его явление нас ослепляет. 
В этой временной слепоте есть место опыту света и опыту мглы. Мы приучаемся уверяться в невидимом и осуществлять ожидаемое. 
Мы приступаем к Богу в облаке Его славы. 
Здесь нельзя говорить, здесь можно петь. 
Здесь нельзя видеть, здесь можно верить. 
Здесь нельзя понимать, здесь можно переживать.

Приложится вам

Комментариев нет


О чем мы просим Бога? 
Чего хотим больше всего? 
Как мы понимаем свою главную нужду?
Что бы мы ответили Богу, Который явился бы нам и сказал: «Проси, что Мне дать тебе»?
История Соломона поучительна. Молодой царь мог просить все что угодно, но просил «премудрости и знания». Причем не для своих интересов, но чтобы управлять Божьим народом. 
Такая просьба Богу понравилась. Он дал просимое и добавил сверху: 

«За то, что ты не просил богатства, имения и славы… премудрость и знание дается тебе, а богатство, и имение, и славу Я даю тебе» (2 Пар. 1:11-12).

Когда мы не ищем богатства, имения и славы, они приходят.
Когда мы их ищем, гоняемся за ними, они постоянно уходят, ускользают, убегают.
Настоящие вещи и статусы не покупаются, не собираются, не завоевываются, но даруются Богом – как приложение. 

Христос дал нам ценный совет: Ищите же прежде Царствия Божия и правды Его, и это все приложится вам(Мф. 6: 33).

Когда мы ищем Его, Его премудрости и правды, все остальное прилагается. И сколько бы не прилагалось богатства, имения и славы, мы будем самыми богатыми и славными. Потому что в Нем имеем все. 

Стоит лишь определиться с Тем главным, к которому все прилагается. 
Что в моем списке желаний стоит под номером 1?
Вместо того, чтобы гоняться за всем сразу, нужно спросить себя, спросить себя о Боге, спросить себя о Божьей воле: что является самым главным в глазах Бога, что может расположить Его ко мне? К Нему прилагается все. 
Как напоминает баннер нашей Ирпенской Библейской Церкви, "Ищи Бога. Найдешь Его - найдешь вместе с Ним и все остальное".

Нам ни о чем не нужно рассказывать

Комментариев нет




Христианство – это рассказ. О Боге, о Его любви, о встрече и жизни с Ним.
Обычно мы рассказываем от первого лица – о том, что произошло с нами и что это значит для нас. 
В рассказе от первого лица есть большая сила. Я не слухом услышал, я сам это пережил. Я не цитирую, я свидетельствую.
Так начинает свое послание апостол Иоанн: «О том… что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши» (1 Иоан. 1:1).
Я всегда понимал, что это самое важное – говорить о себе, о том, что сотворил со мной Господь и как помиловал меня (Марка 5:19).
Но апостол Павел показывает и другую возможность, не менее интересную.
В послании к церкви в Фессалониках он говорит, что если с нами случилось  действительно важное, если мы познали Бога, если Он действует через нас, то эту историю будут рассказывать другие – за нас и о нас. 
«Нам ни о чем не нужно рассказывать. Ибо сами они сказывают о нас» (1 Фес. 1:8-9).
Что там случилось? Апостол говорит о верующих в Фессалониках так: «вы приняли слово при многих скорбях с радостью Духа Святого», «стали образцом», так что «во всяком месте прошла слава о вере вашей и в Бога» (6-8).
Что здесь важное? Вера. Вера творит историю, о которой можем рассказывать мы сами или другие за нас. 
Нам не нужно переживать, чтобы о нас услышали. Это непременно случится. 
Нам нужно переживать о другом – чтобы принять слово, стать образцом и верить при многих скорбях с радостью Духа Святого. 
В конце концов, это свидетельство вовсе не о нас, но о Боге, действующем в нас и через нас.
no