no
Технологии Blogger.

Сообщить о нарушении

Враг внутри

Поиск по этому блогу

Недавние Посты

5/recent posts

Случайные посты

3/random posts
no

Недавние Посты

5/recent posts

Последние коментарии:

5/recent comments

Последние коментарии:

5/recent comments
4/Вера/slider

Враг внутри

Комментариев нет


В то время как Неемия строил стены, чтобы защитить Иерусалим и храм от врагов, возникла угроза изнутри, куда большая, чем опасности снаружи.
Товия, который был одним из главных противников Неемии, заполучил себе комнату в доме Божьем.
Не нужно было завоевывать Иерусалим и храм, сам «великий священник» Елияшив отдал эту комнату врагу. Он выкинул из комнаты сосуды дома Божия, приношения и ладан. И поселил там с комфортом того, кто насмехался над Богом и Его народом.
«Священник Елиашив, приставленный к комнатам при доме Бога нашего, близкий родственник Товии, отделал для него большую комнату, в которую прежде клали хлебное приношение, ладан и сосуды, и десятины хлеба, вина и масла, положенные законом для левитов, певцов и привратников, и приношения для священников» (Неемия 13:4,5)
Почему он так сделал? Потому что был родственником Товии и Санаваллату, врагам Неемии.
Товия не был слугой Божьим, но «Аммонитским рабом» (Неем. 2:10,19). Он подкупал и запугивал людей, чтобы остановить восстановление Иерусалима (Неем. 6:12,19).  
Как так вышло, что у священника возникли такие плохие родственные связи? Как «иноплеменное» проникло в Израиль? И как враг смог получить комнату в святом храме?
Там, где священники малодушны, страх и коррупция становятся вездесущими, проникая даже в святые места, оскверняя храм и веру.
Нам нужно строить стену и охранять ее от внешних врагов.
Но если мы не вычистим комнаты нашего храма, то разложение изнутри погубит нас быстрее, чем война или голод, которых мы так страшимся.
Стоит заглянуть в наши святыни, и выбросить оттуда вещи Товиины, как это сделал Неемия (Неем. 13:8).
Если Божий храм будет чист, то стены Иерусалима будут неприступны.

Бог, Который медлит

Комментариев нет



В рождественские дни мы вспоминали многие имена нашего Бога, открывающие Его разные стороны: Иисус Христос, Сын, Эммануил, Мессия, Чудный, Советник, Бог крепкий, Отец вечности, Князь мира.
Мы восхищались Его любовью и милостью, добротой и нежностью. Но также мы переживали на себе Его терпение и долготерпение. А долготерпение означает замедленную реакцию, при которой гнев и суд откладываются на потом, а любовь и милость продлеваются (Числа 14:18).
И сегодня я хочу сказать о нашем Боге немного неканонично. Я хочу назвать Его «Богом, Который не спешит», «Богом, Который медлит».
Он пришел не раньше, чем пришла полнота времен (Гал. 4:4). И Он до сих пор не вернулся. При этом Он не прекращает Свою спасительную миссию, и мы свидетели Его продолжающихся чудесных дел.
Bсе это трудно вместить нам, рабам спешки. Помните у Евтушенко - «Проклятье века – это спешка»? Мы спешим и никуда не успеваем, кроме собственной смерти. А Бог никуда не спешит, потому что ждет и спасает, терпит и милует. И у Него это получается. Без всякой спешки.
Не так давно один мой старший друг подарил мне странную книгу. Кстати, я люблю старших друзей. Они уже никуда не спешат. Так вот, мы сели за столик на несколько минут, вокруг сновали люди, начиналась большая конференция. Я отвечал за ее организацию, а потому хотел быстрее расспросить и выяснить для себя то, что мне казалось срочным и важным. Но мой друг спросил о моей жизни так, что сразу сбил темп. А затем положил на стол книжку с названием «Жизнь без спешки». Я взял подарок, но тут же подумал, что вряд ли буду ее читать. Нет времени. Но потом я прочитал подназвание «Ритм труда и отдыха по примеру Иисуса». А потом прочитал об авторе, Алане Фадлинге. И все это меня заинтересовало. Я прочитал ее. И дал своим коллегам.
"Я нахожусь в процессе исцеления от зависимости. Не наркотической, нет, но не менее губительной: от спешки…", - писал автор в самом начале. Я его хорошо понимал. Но книга была не только о наших болезнях, она была о примере Иисуса, который, по мысли автора, никогда не спешил.
Я подумал: а ведь это правда. Иисус не спешил. И это говорит о многом, это учит нас многому. Сегодня я не буду развивать эту тему, тему подражания Христа в неспешной, но предельно насыщенной жизни. Я хочу задать другой вопрос: а почему наш Бог не спешит? Почему Иисус пришел так поздно? Почему Он до сих пор не вернулся? Почему Он не спешит отвечать на наши просьбы и сделать нас раз и навсегда счастливыми? Почему Он не спешит ликвидировать зло? Обычно мы торопим Бога, в том числе подобными вопросами, упреками, и даже молитвенными просьбами.
Я хочу предложить несколько библейских текстов о «медлящем Боге», а затем некоторые размышления о возможных уроках для нас.
Книга Неемии рассказывает нам о возвращении из плена и восстановлении Иерусалима. Все это свершилось не сразу. Не скоро отпустили. Не сразу построили храм и стены. Но еще больше и дольше длилась Божья работа над сердцами Его избранных людей.
Обновляя завет с Богом, священники и левиты восстанавливали свою историю как историю верного и ждущего Бога: «Ожидая их обращения, Ты медлил многие годы и напоминал им Духом Твоим чрез пророков Твоих, но они не слушали. И Ты предал их в руки иноземных народов. Но, по великому милосердию Твоему, Ты не истребил их до конца, и не оставлял их, потому что Ты Бог благий и милостивый» (Неемия 9:30,31).
И этот Бог ждал не просто быстрого и дешевого «Прости, больше не буду, так получилось», но зрелого и ответственного решения. И лишь после долгого плена народ к этому созрел: «По всему этому мы даем твердое обязательство и подписываем, и на подписи печать князей наших, левитов наших и священников наших» (Неемия 9:38).
Эта история открывает нам одну из причин, почему Бог медлит окончательно погубить нас или окончательно восстановить нас, состоит в том, что Он ждет от нас твердого «да».
Это довольно важная причина Божьего промедления: Он испытывает нашу волю, наше желание, нашу решительность. Это каприз? Это перепады настроения? Это желание попробовать? Или же это осознанное и волевое решение, воплощающееся в ежедневных и методичных усилиях, сопровождаемое изменениями в нашем характере, подкрепляемое практикой молитвы?  
Об этом – одна из притч Иисуса: «Сказал также им притчу о том, что должно всегда молиться и не унывать, говоря: в одном городе был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В том же городе была одна вдова, и она, приходя к нему, говорила: «защити меня от соперника моего». Но он долгое время не хотел. А после сказал сам в себе: «хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не даёт мне покоя, защищу её, чтобы она не приходила больше докучать мне». И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? сказываю вам, что подаст им защиту вскоре» (Евангелие от Луки 18:7). Бог медлит, потому что хочет увериться, что мы этого действительно хотим и готовы идти по этому пути до конца. Как только мы уверимся в своей просьбе – Он подаст защиту, и сделает это «вскоре».
Еще одна причина Его промедления – Он ждет, когда мы перестанем барахтаться, якать, самовольничать. Об этом мы читаем у Исаии: «Так говорит Господь Бог, Святой Израилев: оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы; в тишине и уповании крепость ваша; но вы не хотели и говорили: «нет, мы на конях убежим», — за то и побежите; «мы на быстрых ускачем», — за то и преследующие вас будут быстры. И потому Господь медлит, чтобы помиловать вас, и потому ещё удерживается, чтобы сжалиться над вами; ибо Господь есть Бог правды: блаженны все уповающие на Него!» (Исаия 30:15,16, 18).
Бог готов помочь нам, но сможет это сделать лишь тогда, когда мы обратимся к Нему за помощью и будем следовать Его инструкциям. Бог вмешается и спасет, но не раньше, чем мы отложим свое игрушечное или неигрушечное оружие.
Еще одна причина заключается в том, что у Бога есть свое чувство меры, свои времена и сроки. У Него свои часы, и Его часы единственно верные. Он все делает в нужное время. Хотя нам кажется, что нужно было ускориться и подогнать всю мировую историю под наши нужды. Это касается даже такой сложной темы, как страдания за веру.
Апостол Иоанн рисует нам страшную картину, глядя на которую, хочется лишь одного - ускорить развязку: «Я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святой и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число» (Откровение Иоанна Богослова 6:9-11).
Мученики ждут воздаяния, но Бог успокаивает их, чтобы они в своей боли и чувстве справедливости не нарушили более масштабные планы. Их страдания – часть большей картины, часть Божьей спасающей миссии в мире. Все подвиги и мучения складываются в нужные числа, непостижимым образом меняют мир и приближают последний суд. Кровь мучеников не только семя Церкви, но и семя Царства. И нужно время, чтобы эти семена дали плоды. По Божьему Провидению умножение страданий может не ухудшать мир, но сокрушать, смягчать и побеждать. Мы говорим «да сколько можно!». Но Бог знает по Себе, что без креста не бывает воскресения. И Он был во гробе три дня, Он не спешил. Мы не знаем, что и как Он делает с нами во время страданий, но так меняемся мы и так меняется мир.
Бог не во времени, поэтому Он распоряжается им свободно. Иногда Бог нарушает график, что проверить, насколько мы Его ждем. «И как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: «вот, жених идёт, выходите навстречу ему» (Евангелие от Матфея 25:5-6). Его промедление не оправдывает наш сонливость и неготовность. Его промедление испытывает нас.
Наконец, если Он медлит, значит занят чем-то более важным. В самом деле, есть очень простая причина Божьего промедления: Бог ждет, пока другие будут спасены, в том числе при нашем участии. Апостол Петр напоминает: «Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию» (2-е послание Петра 3:9). В то время как мы спешим получить золотые венцы, множество людей гибнет без Бога. Бог имеет все основания уделить им внимание. А мы можем не просто ждать в нетерпении, но помочь Богу в том, что Он делает.
Наш Бог не спешит. Он творил мир долгие дни. Он открывал Себя и говорил через пророков целые тысячелетия. Он ждет уже двадцать веков, пока люди примут Его прощение. И он работает с каждым из нас все мгновения, дни и годы нашей жизни.
Я рад, что Он не спешит. Я благодарен, что Он ждал меня так долго, что все еще работает со мной.
Кто знает Бога, тот сам не спешит и Бога не торопит.
Если мы встретились с Богом, то все главное уже случилось.
Если мы идем по жизни с Ним, то ничего не пропустим и никуда не опоздаем.
Бог не спешит, будем как Он.

Подкрепимся радостью!

Комментариев нет


Обычная реакция на Божье Слово – сокрушение и покаяние, смирение и плач. Мы смотрим в зеркало закона и видим свое несоответствие. Мы понимаем, как далеко мы ушли, как глубоко пали.
Возвращаясь из плена, мы начинаем вспоминать себя, свои корни, свой закон, своего Бога. Этот процесс может быть настолько болезненным, что многие люди предпочитают забыться и потеряться, нежели вернуться и восстановиться.
И здесь недостаточно восстановить стены. Здесь нужно восстановить свою идентичность, восстановить отношения с Богом. Многие не помнят своей родословной. И почти все не помнят Закона Божьего.
Поэтому завершив строительство стен вокруг Иерусалим, народ «все как один» собирается вокруг Книги Закона. Люди хотят вспомнить себя и своего Бога. Но чтение Книги не приносит им облегчения, напротив, они рыдают пуще прежнего. Они понимают, как много утратили, как много забыли.
И в этот момент начальники народа проявляют настоящую мудрость. Они напоминают народу, что Бог не жесток, но добр; что обращение к Богу приносит радость; что Он прощает и восстанавливает.
«Тогда Неемия, он же Тиршафа, и книжник Ездра, священник, и левиты, учившие народ, сказали всему народу: «день сей свят Господу, Богу вашему; не печальтесь и не плачьте», потому что весь народ плакал, слушая слова закона. И сказал им: пойдите, ешьте тучное и пейте сладкое, и посылайте части тем, у кого ничего не приготовлено, потому что день сей свят Господу нашему. И не печальтесь, потому что радость пред Господом — подкрепление для вас. И левиты успокаивали весь народ, говоря: перестаньте, ибо день сей свят, не печальтесь» (Неемия 8:9-11).
Сам по себе Закон Божий может приносить и печаль, и радость; может и казнить, и миловать. Если мы не знаем Бога и Его характера, мы не знаем, как правильно читать Его Закон. Хорошо, когда есть священники. Они верно указывают на то, что Закон нужно принимать как добрую, радостную весть от любящего Бога.
Там, где есть искреннее сокрушение и раскаяние, Бог дает радость. Он не ослабляет нас лишними стенаниями и бесконечной печалью. Он укрепляет нас радостью и веселием.
Пойдите, ешьте и пейте. Не печальтесь, но укрепитесь радостью. Это хороший совет для всех, ищущих Господа и любящих Его закон. День восстановления закона и завета с Богом – большой праздник, достойный большого пира. Не грех есть и пить. Грех не есть и не пить. Не грех веселиться. Грех не веселиться.
Подкрепим же себя радостью. И скажем всем тем, кто, читая Закон, горько плачет о своих грехах и преступлениях: «не плачьте о своих потерях, радуйтесь о Господе!».
Подрепим себя радостью, ведь мы нужны Господу для многих добрых дел. Нет времени на печаль и нет оправдания плачу. День возвращения к Богу особенный, он обнуляет прошлое и обновляет все. Этот день свят, он принадлежит Богу, как и последующие дни, как и вся наша жизнь отныне и вовек.
Тот, кто вступил в этот святой день, не может не радоваться. 
Тот, кто не может радоваться, тот еще не вернулся из плена. 

Спрятаться в храме или строить стену?

Комментариев нет


Как только враги узнали, что Неемия заканчивает строить стену вокруг Иерусалима, тут же посыпались разные предложения встречаться и договариваться. 
Не известно, чем закончились бы такие встречи. Неемия мог погибнуть. Или же скомпрометировать себя такими переговорами.
Но он был упрям и бесстрашен в своей посвященности делу: «Я занят большим делом, не могу» (Неемия 6:3).
Тогда его решили взять страхом, предлагая через близких людей скрыться от опасности в храме и устраниться от дел. Но Неемия и здесь был тверд:  
«Но я сказал: может ли бежать такой человек, как я? Может ли такой, как я, войти в храм, чтобы остаться живым? Не пойду» (Неемия 6:11).
Знатнейшие люди слали устрашающие письма. Пророки пугали зловещими предсказаниями.
Но Неемия строил стену. Он не бежал и не скрывался. Он был на виду у всех. Он был знаком Божьего присутствия. Вместе со стеной он восстановил веру в Божью силу и защиту.
«Когда услышали об этом все неприятели наши, и увидели это все народы, которые вокруг нас, тогда они очень упали в глазах своих и познали, что это дело сделано Богом нашим» (Неемия 6:16).
Если бы Неемия спасал себя, он бы не спас свой народ. Если бы он принимал близко к сердцу все слухи, он лишился бы уверенности и решительности, а стена никогда не была бы закончена.
Наш Бог силен настолько, что нам не нужно прятаться в храме, мы можем стоять открыто на стене. Он открывает Свою волю настолько ясно, что нам не нужно слушать "страшилки" аналитиков и "пророков".
Сегодня многие верующие настолько напуганы происходящим в мире, что верят любым слухам о том, что все плохо и будет еще хуже. Такие "пророки" говорят всегда только плохое, у них нет добрых вестей, они не проповедуют благую весть, они не знают Евангелия Царства. Они зовут нас закрыться в храме и там держать круговую оборону, или же просто ждать второго пришествия в пещерах и кельях. 
И лишь немногие смело строят стены, созидая Божье Царств вопреки войнам и военным слухам.
Если мы, подобно Неемии, "заняты большим делом", мы не будем размениваться на предложения врагов, переживания испуганных друзей и предсказания "пророков". С каждым камнем, положенным в стену, мы будем укрепляться в нашей вере и верности Богу.
Бежать в тихое место или закрыться в храме – значит считать Бога слабым и неспособным нас защитить. Доверяя Богу свою жизнь и судьбу, мы будем строить стены Божьего Царства на виду у врагов, забирая у них назад нашу землю, делая вновь Имя Божье великим и страшным у всех народов.

Рождество Сына и Святого Духа

Комментариев нет



Рождество Христа было откровением Троицы – бесконечной любви Отца и живого присутствия Духа Святого. Христос приходит в мир как Сын Своего Отца, и Его жизнь была окружена и сопровождалась Духом Святым. 
В этом событии мы видим удивительную встречу всего со всем – двух Заветов, трех Лиц, творения и Творца, человека и Бога.
Необычайная сила Духа проявилась в том, что после долгого молчания пророков, Бог избирает себе новых вестников – двух беременных женщин и двух растерянных мужчин. 
Елисавета вынашивает Предтечу, который приготовит народ к пришествию Христа. 
Мария носит в себе Мессию. 
Сомневающийся, и потому онемевший Захария ждет сына Иоанна. 
Праведный и послушный Иосиф соглашается стать отцом Божьего Сына.   
Это удивительное сообщество Духа Святого стало той средой, где Бог начал действовать в Сыне, где мир получил новое и полное откровение о Боге.
Что наиболее интересно в этой истории – реакция этих простых людей на происходящее, а также последующее за этим щедрое излияние Духа на них, преображающее их в новых людей, людей новой эпохи и нового Царства.

Захария немеет, женщины поют

Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святой найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим.
Вот и Елисавета, родственница Твоя, называемая неплодною, и она зачала сына в старости своей, и ей уже шестой месяц,
ибо у Бога не останется бессильным никакое слово.
Тогда Мария сказала: се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему. И отошел от Нее Ангел.
Встав же Мария во дни сии, с поспешностью пошла в нагорную страну, в город Иудин,
и вошла в дом Захарии, и приветствовала Елисавету.
Когда Елисавета услышала приветствие Марии, взыграл младенец во чреве ее; и Елисавета исполнилась Святого Духа,
и воскликнула громким голосом, и сказала: благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего!
И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?
Ибо когда голос приветствия Твоего дошел до слуха моего, взыграл младенец радостно во чреве моем.
И блаженна Уверовавшая, потому что совершится сказанное Ей от Господа.
И сказала Мария: величит душа Моя Господа,
и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моем,
что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды;
что сотворил Мне величие Сильный, и свято имя Его;
и милость Его в роды родов к боящимся Его;
явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями се́рдца их;
низложил сильных с престолов, и вознес смиренных;
алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем;
воспринял Израиля, отрока Своего, воспомянув милость,
ка́к говорил отцам нашим, к Аврааму и семени его до века.
Пребыла же Мария с нею около трех месяцев, и возвратилась в дом свой.
Елисавете же настало время родить, и она родила сына.
И услышали соседи и родственники ее, что возвеличил Господь милость Свою над нею, и радовались с нею.
В восьмой день пришли обрезать младенца и хотели назвать его, по имени отца его, Захариею.
На это мать его сказала: нет, а назвать его Иоанном.
И сказали ей: никого нет в родстве твоем, кто назывался бы сим именем.
И спрашивали знаками у отца его, ка́к бы он хотел назвать его.
Он потребовал дощечку и написал: «Иоанн имя ему». И все удивились.
И тотчас разрешились уста его и язык его, и он стал говорить, благословляя Бога.
И был страх на всех, живущих вокруг них; и рассказывали обо всем этом по всей нагорной стране Иудейской.
Все слышавшие положили это на сердце своем и говорили: что́ будет младенец сей? И рука Господня была с ним.
И Захария, отец его, исполнился Святого Духа и пророчествовал, говоря:
благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему,
и воздвиг рог спасения нам в дому Давида, отрока Своего,
как возвестил устами бывших от века святых пророков Своих,
что спасет нас от врагов наших и от руки всех ненавидящих нас;
сотворит милость с отцами нашими и помянет святой завет Свой,
клятву, которою клялся Он Аврааму, отцу нашему, дать нам,
небоязненно, по избавлении от руки врагов наших,
служить Ему в святости и правде пред Ним, во все дни жизни нашей.
И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего, ибо предыдешь пред лицом Господа приготовить пути Ему… (Св. Евангелие от Луки 1:39-76)

Иосиф видит ангела

Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого.
Иосиф же, муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее.
Но когда он помыслил это, — се, Ангел Господень явился ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою, ибо родившееся в Ней есть от Духа Святого;
родит же Сына, и наречешь Ему имя Иисус, ибо Он спасет людей Своих от грехов их.
А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит:
«се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог» (Св. Евангелие от Матфея 1:18-23)

Это повторяется с нами сегодня

В этих событиях, предшествующих Рождеству, мы видим, как Дух Святой готовит избранных людей принять то, что никто больше принять не сможет, и послужить грядущему Мессии.
Дух Святой открывает путь Христу, приготовляет сердца и жизни людей.
Дух Святой напоминает слова пророчества и дает людям новую песнь.
Дух Святой призывает избранных и открывает им тайну Благочестия.
Каждое Рождество это повторяется снова и снова: Дух Святой посещает нас, чтобы открыть величайшую тайну, «тайну благочестия».
Ангелы говорят нам: «не бойся», «не бойся принять», но «радуйся».
Не страшно онеметь и растеряться, страшно другое – закрыть свои уши,свое сердце, свою жизнь.
Пусть Дух Святой наполнит нас, чтобы мы могли принять Иисуса.



Когда братья хуже врагов

Комментариев нет




Иногда братья хуже врагов. Враги чаще всего приходят явно, с шумом оружия и бранным криком. А коварные братья действуют по-тихому, обманывая и обкрадывая. Враги уводят в рабство, а коварные братья никуда не уводят, но используют как рабов.
Неемия рассказывает, что внутренний конфликт среди иудеев был острее противостояний с внешними неприятелями.
«Сделался большой ропот в народе и у жен его на братьев своих Иудеев. Были такие, которые говорили: мы желали бы доставать хлеб и кормиться и жить.., поля свои, и виноградники свои, и домы свои мы закладываем, чтобы достать хлеба от голода.., мы должны отдавать сыновей наших и дочерей наших в рабы.., нет никаких средств для выкупа в руках наших; и поля наши и виноградники наши у других» (Неемия 5:1-5).
Услышав этот «большой ропот», Неемия «очень рассердился» и его «сердце возмутилось». Он был спокойнее, когда нужно было сражаться с врагами. Но здесь он вышел из себя.
Как же так? Лишь недавно мы все были рабами. А теперь превращаем в рабов друг друга. Еще вчера народ был единым в противостоянии внешней угрозе. Все как один строили стену. Все как один молились Богу.
Но материальный интерес, неудержимая жажда наживы подточил и разрушил это единство. Более бедные попали в зависимость от более богатых. Более богатые не спешили помогать в нужде и прощать долги. В конце концов, народ не только попал в рабство от своих же «братьев», но и обессилел от голода и унижений.
«Знатнейшие и начальствующие» стали не предстоятелями и защитниками, но противниками своего же народа.
Здесь уже и врагов не надо – братья друг друга почти съели. Стена почти готова, но кто будет населять этот город?
И это не только вопрос выживания, это вопрос достоинства и свободы. Поэтому Неемия напоминает о «страхе перед Богом» и о поношении от «народов, врагов наших» (Неем. 5:9). Не так страшно проиграть сражение, как утратить достоинство и превратиться в посмешище.
Мы можем считаться избранными. Мы можем строить святой город. Но если мы съедаем друг друга в своей неуемной жадности, то святой город окажется пустым. Врагам не придется брать стену штурмом, они войдут чрез главные ворота.  
Когда иудеи «прославили Бога» и простили долги друг другу, они выиграли самую главную битву. Битву за единство, битву за достоинство и свободу своего народа. Я уверен, что эту историю услышали все враги, и этот успех народа Божьего напугал их куда больше, чем строительство стены. Вместе со стеной нужно строить единство. Тогда город будет неприступным, а народ – непобедимым.  

Почему Неемия ввел военное положение?

Комментариев нет




Когда страна в кризисе, с ней не будут воевать. Лежи на дне – все будут довольны. Не вставай – и не будет войны.
Как только намечается выход из кризиса – зреет война.
Как только Неемия начал восстанавливать Иерусалим, все враги оживились и объединились против него. Сперва смеялись, затем начали угрожать. Их было больше, гораздо больше, чем иудеев.
Что делать?
Пришлось строить медленнее, отвлекаясь на оборону.
Неемия продолжает работу, но при этом мобилизует весь народ – сперва на молитву и постоянную стражу (Неем. 4:9), а затем и на открытое сражение (Неем. 4:13-14).
Как только враги узнали, что весь народ мобилизован и готов «сражаться за братьев своих, за сыновей своих и за дочерей своих, за жен своих и за домы свои» (Неемия 4:14), что их коварные намерения известны, что иудеи наготове днем и ночью, они потеряли былую решительность.
Но этот первый успех не успокоил Неемию. Военное положение сохранялось. Половина молодых людей строила стену, а половина держала оружие наготове.
И эта постоянная боевая готовность распространялась на всех, включая начальников: «Ни я, ни братья мои, ни слуги мои, ни стражи, сопровождавшие меня, не снимали с себя одеяния своего, у каждого были под рукою меч и вода» (Неемия 4:23). А многим приходилось служить и вовсе без сна – «ночью на страже, а днем на работе» (Неемия 4:22).
Так восстановили не только стену, так восстановили дисциплину и единство.
Так рассеянный и деморализованный народ превратился в непобедимую армию, готовую к бою по первою сигналу: «Откуда услышите вы звук трубы, в то место собирайтесь к нам: Бог наш будет сражаться за нас» (Неемия 4:20).
Но самое главное, в этих условиях военного времени народ вновь обретает веру в Бога как своего Бога, с Которым возможно все – и восстановление Иерусалима, и победа над всеми врагами, и мирное будущее.

Рождество – это время побыть детьми

Комментариев нет



В этому году я все чаще слышу призывы быть серьезными и духовными в отношении к Рождеству. Забыть о подарках и веселье. Ничего не брать, только давать. Не ставить елку и не украшать дома. Не знаю, как отказ от всего этого поможет быть серьезным и духовным. И не знаю, как присутствие всего этого мешат быть серьезными и духовными.
Поэтому я скажу так: Рождество – это возможность побыть детьми, не забывая о взрослой и серьезной жизни. Нам нельзя быть слишком взрослыми и слишком серьезными. Нам нужно возвращаться к детской радости и детской вере в чудо. Да и без детского отношения к подаркам мы вряд ли поймем чудо и счастье благодати.
Так вот. Для меня как ребенка Рождество было временем чудес и подарков. Зимы были очень холодные и снежным, а ночи – темные и звездные. Мы собирались подальше от городов и милиции, на хуторе. В тесной избушке, в набитой комнатке горели свечи. Дети сидели на полу и с замиранием слушали историю о рождении Иисуса. Мы чувствовали себя частью этой истории. Подобно Иисусу мы были чужими для этого мира. Мы были рады, что Он на нашей стороне.
Потом пришла свобода. И Рождество стало другим. Но уже не прятались на хуторе, мы ходили по улицам и домам, магазинам и больницам. Мы делились с советскими людьми христианскими песнями и стихами. Они называли это колядками, мы – благовестием. Мы открыли для себя новую радость – делиться радостью.
После таких вечерних походов мы возвращались с богатой добычей – люди щедро одаривали нас конфетами и печеньем, иногда и деньгами. Тогда мы ставили длинным столы и пировали. Это были настоящие пиршества для дефицитных позднесоветских лет. Это были пиршества победы. Еще висели красные звезды и портреты Ленина, но Рождество уже победило, и мы пели в честь этой победы, мы были вестниками этой победы.  
Потом люди к этому привыкли, даже песни выучили. Все всех поздравляют. Готовят двеннадцать блюд. Собираются семейным кругом. Все это очень красиво. Но что делает этот вечер «святым»? И где же Христос во всем этом?
Последние два Рождества я встречал среди незнакомых людей – среди военных на передовой и среди бездомных. Это разные группы людей, но они похожи тем, что живут в неизвестности. Военные гибнут от пуль и снарядов. Бездомные – от голода, холода, болезней. Среди этих людей я не встретил безбожников. Они как дети слушают о Боге, ставшем человеком. Потому что только такой Бог можем им помочь. Подобно детям эти люди слушают историю о Рождестве как быль, не как сказку. А потом мы вместе делили пищу. Бездомных кормили мы – обхаживая как важных гостей. А у военных кормили нас – добротной солдатской пищей. Был борщ, и была каша. И чай. И снова песни.

Рождество бывает разным. В каждом доме, в каждой ситуации можно переживать чудо и радость этого праздника. Но для меня нет ничего лучше, чем праздновать Рождество в землянке на передовой, в детском доме, или за одним столом с бездомными.
Рождество – это время быть детьми. Детьми, для которых праздник всегда возможен – в избушке и блиндаже, в холодную и голодную зиму. Потому что детям нужно не богатство и не комфорт, а нечто гораздо большее – только чудо и ничуть менее.

Like the magi

Комментариев нет


Waiting for Christmas, we try on different roles for ourselves to at least somehow, join this event.
Last years I imagined myself as a shepherd. We sit in darkness and uncertainty, in poverty and fear. And then suddenly - light, angels, joy. The shepherds are in a hurry to see the born King, and then tell other people about him.
This year I presented myself in the role of the wise man. Magi are in no hurry and are not surprised. They follow the star calmly and confidently. They prepared themselves for the meeting. And they know how to behave.
Yes, I still want to be surprised. But even more I want to be confident and respectful, loyal and reverent in relation to the King.
So were the magi.
About the magi we read that
On coming to the house, they saw the child with his mother Mary, and they bowed down and worshiped him. Then they opened their treasures and presented him with gifts of gold, frankincense and myrrh (Matthew 2:11). 
They did not ask questions, did not tell about what they had seen and experienced. They bowed and brought gifts.
This act of worship is the most important thing I see in the Christmas picture today. And this is the most unpopular, the most neglected detail.
We all want to get something, we love Christmas gifts. But these magi do not receive, they give. They give their "treasures". And then - with their bows - they give themselves.
The behavior of these sages indicates that they were able to see in the infant the King of Kings. They saw in Jesus more than the deliverer of Israel, the savior from sins, the righteous, the prophet, the teacher. They recognized Jesus as a King of “heaven and earth”.
As Jonathan Pennington has emphasized, Matthew frequently links “heaven” and “earth” (Matt. 6:10; 16:19; 18:18-19; 28:2). The phrase “heaven and earth” (Matt. 5:18; 11:25) goes back to Genesis 1:1 and 2:1-4, and refers to the whole of creation. Adam’s sin put heaven and earth out of sync. Earth goes its own way, ignoring the God of heaven. There is a king in heaven, but earth is enslaved to the “prince of this world.” When the angels sing to the shepherds, we know God’s will is being done on earth as it is in heaven—that heaven and earth will be ruled by a single Lord (Matt. 28:18). When we hear that choir, we know the Lord is retuning earth to harmony with heaven.
But it seems to me that we believe in Jesus as heavenly King and give up earth to the “prince of this world”. If we do this we denounce Jesus as Lord and reduce His power only to spiritual life and far future.  
The way magi meet the born Messiah is a worthy example for us. They worship Jesus as only King. They ignore Herod and others. Are we ready to fall and worship, open our treasures and bring gifts to Jesus as only King?
Well known writer Dallas Willard tell the truth about contemporary people: “They have become people so locked into their own self-worship and denial of God that they cannot want God… The reason they do not find God is that they do not want him or, at least, do not want him to be God. Wanting God to be God is very different from wanting God to help me”.
Do we want Him to be God? Do we want Christ to be our God? Do we want to worship Christ as our God and Lord?
I remember a story from my deep childhood. On a farm covered with snow, we gathered around the Christmas tree by candlelight and waited for presents. And when at last we received them, one of the adults suddenly asked: “Children, and who is ready to give his gift to Jesus?”. I still remember how we were silent and thought how we wanted to be good and how it was difficult to share our “treasures”.
As poet Joseph Brodsky said, " When it's Christmas we're all of us magi"
Usually "we’re all of us magi" hurry with the gifts home, to loved ones and relatives.
But if Christmas is the birth of the King and the Messiah, then we need to be prepared for more than family feast. Perhaps we need to overcome our children's ideas of Christmas and come to Jesus a little more mature, ready not only to take, but also to give; not only to have fun, but also to worship; not only to meet friends, but also to meet King of Kings.
Wait for Christmas as Simeon and Anna.
Hurry like shepherds.
Bow as magi.
Worship Christ as only God, our personal Savior and Lord of heaven and earth. 


Как волхвы

Комментариев нет



В ожидании Рождества мы примеряем на себя разные роли, чтобы хоть как-то, в каком-то качестве приобщиться к этому событию.
Ранье я представлял себя в роли пастуха. Сидим во тьме и неизвестности, в бедности и страхе. И вот вдруг – свет, ангелы, радость. Пастухи спешат, очень спешат – увидеть рожденного Царя, а потом рассказать о Нем. 
В этом году я представил себя в роли волхва. Волхвы никуда не спешат, лишнего не болтают, ничему не удивляются. Они следуют за звездой спокойно и уверенно. Они приготовились к встрече. И они знают, как себя вести.
Да, я все еще хочу удивляться и все еще готов спешить. Но еще больше хочу спокойной уверенности, почтительной решительности в отношении к Царю.
О волхвах мы читаем, что они, «Войдя в дом, увидели Младенца с Мариею, Матерью Его, и, пав, поклонились Ему; и, открыв сокровища свои, принесли Ему дары: золото, ладан и смирну» (Матф. 2:11).
Они не задавали вопросов, не рассказывали о виденном и пережитом. Они поклонились и принесли дары.
Этот акт поклонения – самое важное, что я вижу сегодня в рождественской картинке. И это самое малопонятное и малопопулярное.
Мы все хотим что-то получить, мы любим рождественские подарки. Но эти волхы не получают, они отдают. Они отдают свои «сокровища». А затем - своими поклонами - они отдают себя самих.
Поведение этих мудрецов свидетельствует, что они смогли увидеть в младенце Царя царей. Они увидели в Иисусе больше, чем избавителя Израиля, спасителя от грехов, праведника, пророка, учителя.
То, как они встречают рожденного Мессию, является достойным примером для нас. Готовы ли мы пасть и поклониться, открыть свои сокровища и принести дары?
Или же мы из тех людей,  о которых хорошо сказал Даллас Виллард? “Они настолько закрылись в себе, в поклонении самим себе и отрицании Бога, что они уже не могут стремиться к Богу... Причина, по которой они не могут найти Бога, в том, что они не желают Его знать, или, по крайней мере, не желают, чтобы Он был Богом. Ведь желать, чтобы Бог был Богом, и желать, чтобы Бог помог мне, - разные вещи”.
В Рождестве нам нравится почти все. Кроме того, что нам нужно поклониться и отдать все свое и себя самих. Нет, только не это. Мы хотим оставаться богами, чтобы все служили нам. Даже Рождество мы празднуем так, будто оно наше, будто это мы боги и мессии, будто это нам все должны поклониться и принести дары.
Я помню историю из моего глубокого детства. На занесенном снегом хуторе, собравшись вокруг елки при свечах, мы ждали подарков. И когда наконец мы их получили, кто-то из взрослых вдруг спросил: «Дети, а кто готов отдать своей подарок Иисусу?». Я до сих пор помню, как мы молчали и думали, как хотели быть хорошими и как жалко было расставаться со своими «сокровищами».
Может это главное, что нам наконец нужно понять в Рождестве – что нужно не просто удивиться, но и поклониться? Как волхвы.
Ведь, как говорил Иосиф Бродский, «В Рождество все немного волхвы».
«Немного волхвы» спешат с дарами домой, к любимым и родным.
Но если Рождество – это рождение Царя и Мессии, то нам нужно быть готовым к большему. Возможно, нам нужно расстаться с детскими представлениями о Рождестве и прийти к Иисусу чуть более зрелыми, готовыми не только брать, но и давать; не только веселиться, но и поклониться.
Ждать Рождества как Симеон и Анна.
Спешить как пастухи.
Поклониться как волхвы.




A Gift of Hope for us and from us

Комментариев нет


Christmas is almost a month away, but we all are already waiting for it. Advent is an opportunity to prepare ourselves for the celebration of Christmas, and to accept and experience Christ as the greatest gift. So it is about our Christmas. But it is also an opportunity to prepare our gifts and share them with those in need.
These days of the first week of Advent, we are thinking and talking about Hope. This is a gift of God to everyone, not just to us. Having received it, we are called to share it.
That’s why this Christmas season, our young  School Without Walls leaders throughout Eurasia are preparing to share the hope of Jesus with 80,000 boys and girls in need through our Gift of Hope outreach. Each Gift of Hope box is filled to the brim with love, warm mittens or socks, treats, toys, school supplies, and a children’s Bible or Scripture piece that shares the message of Jesus. Our leaders personally deliver each gift as they proclaim the Good News and develop life-changing friendships with Eurasia’s most needy young ones—orphans, refugees, children with special needs, and unreached children
It is the greatest privilege - together with students and graduates of our School Without Walls to collect and deliver these gifts, passing along with them a piece of your heart. At the beginning of the new year I hope to be in Moldova and Ukraine to lead several training meetings for our leaders, and then work together with them in the forgotten towns and villages among orphans and refugees, among poverty and despair.
We need your prayers and full support! Please pray for my trip and for my family left without me during the trip. And especially pray for the children whom we will serve so that the Hope of God, who is born in us, will settle in their hearts in order to change everything in their lives forever.
Our family is grateful to you for your support and looks forward to being partners with you in the Mission of God next year!
Christ is born! Praise Him!

Смотри, как строишь

Комментариев нет


Мы все приглашены к соучастию Божьем плане. Мы строим храм, град, Царство. При этом важно не только что мы делаем, но и как мы делаем.
Апостол Павел советует каждому смотреть за собой – «каждый смотри, как строит» (1 Кор. 3:10)
Качество нашей работы, наше отношение к обязанностям, наша ревность о деле Господнем, наша забота о сотрудниках – все это замечается и оценивается.
Бог все видит и воздает по заслугам. Мы видим меньше. Чаще всего мы видим фотографии, а на них – важных начальников или опытных актеров, изображающих бурную деятельность.
Но в Божьей памятной книге отмечены все детали. Некоторые из них отмечены и в библейской истории.
В книге Неемии мы читаем о том, как священники начинают восстанавливать Иерусалим. Почему священники? Потому что без веры и без упования на Бога никто бы не начал этот неподъемный труд.
Священники показывают достойный пример. «И встал Елияшив, великий священник, и братья его священники и построили Овечьи ворота: они освятили их и вставили двери их, и от башни Меа освятили их до башни Хананела» (Неемия 3:1).
По примеру их многие люди ревностно взялись за работу. «За ним ревностно чинил Варух, сын Забвая, на втором участке, от угла до дверей дома Елияшива, великого священника» (Неемия 3:20).
Этот Варух вошел в историю как ревностный.
А вот некоторые «знатнейшие» опозорились.
«Подле них чинили Фекойцы; впрочем, знатнейшие из них не наклонили шеи своей поработать для Господа своего» (Неемия 3:5).
Они и не думали, что их поведение будет замечено, описано и останется потомкам как дурной пример.  Они думали, что они самые умные, что они берегут себя для более важных дел. А потрудиться «для Господа своего» не считали делом важным.
Но получилось так, что они потеряли свои имена. Здесь нет их имен, они не достойны быть упомянутыми сред тех Фекойцев, которые трудились.
Отказавшись «поработать для Господа своего», знатные и умные потеряли своей шанс войти в историю, новую историю, историю нового Иерусалима.
Хочется быть Варухом,который «ревностно чинил».  Хочется быть священником Елияшивом, который трудился вместе с братьями. Боюсь остаться в стороне от этой прекрасной истории, выпасть из нее.
Перед Богом плохо быть «знатнейшим», «не наклонившим шеи». Гораздо лучше быть ревностным строителем, или хотя бы подсобником.
В истории остается не тот, кто «делает себе имя» (Быт 11:4), но тот, кто строит для Бога, кто строит святой город и храм вместе с братьями, кто строит Божье Царство. 

В поисках царской милости

Комментариев нет


Многие ищут царской милости. Большинство для личной выгоды. Но некоторые – ради каких-то добрых дел. В последних случаях мы говорим о «христианском влиянии в политике», хотя чаще всего бывает трудно определить, кто на кого влияет больше – христиане на политиков или политики на христиан.
Здесь интересна история Неемии. Он был виночерпием у царя Артаксеркса. Пленник в чужой земле. Но пленник влиятельный, близкий к царю. Пользующийся безусловным доверием. Из его рук царь принимал кубок без подозрения и страха. В эти минуты близости, когда владыка был доступен для разговора, когда вино смягчало и веселило царское сердце, Неемия мог просить о многом и влиять на принятие важных решений.   
И однажды он это сделал. Он не делал этого для себя. Но дерзнул сделать ради своего народа.
Но прежде, чем обратиться к царю, Неемия обращается к Богу:

«Молю Тебя, Господи! Да будет ухо Твое внимательно к молитве раба Твоего и к молитве рабов Твоих, любящих благоговеть пред именем Твоим. И благопоспеши рабу Твоему теперь, и введи его в милость у человека сего» (Неемия 1:11).

Прежде, чем искать милости у царя, Неемия ищет милости у Бога. Тем самым он признает высшую власть Бога и просит у себя долю этой власти. И делает это в печали, с постом, молитвой и плачем.
Неемия просит у Бога особого царского расположения. Он не льстит царю, не задабривает его, не плетет интриги. Он пребывает в молитвенном настроении.
И царь замечает это особое настроение. Артаксеркс спрашивает Неемию о причинах печали и о том, как можно помочь его народу.  

«В месяце Нисане, в двадцатый год царя Артаксеркса, было перед ним вино. И я взял вино и подал царю, и, казалось, не был печален перед ним. Но царь сказал мне: отчего лицо у тебя печально; ты не болен, этого нет, а верно, печаль на сердце? Я сильно испугался и сказал царю: да живет царь вовеки! Как не быть печальным лицу моему, когда город, дом гробов отцов моих, в запустении, и ворота его сожжены огнем! И сказал мне царь: чего же ты желаешь? Я помолился Богу небесному и сказал царю: если царю благоугодно, и если в благоволении раб твой пред лицом твоим, то пошли меня в Иудею, в город, где гробы отцов моих, чтоб я обстроил его» (Неемия 2:1-5).

Это был уникальный момент, когда Неемия мог просить о чем-угодно. Но он просит о спасении своего народа, о восстановлении его святынь. И похоже, царя подкупает, смягчает, располагает именно эта чистота мотива.
Неемия просил у Бога подарить ему расположение царя ради одной цели. Его не интересовали никакие иные возможности.
Он был верным и бескорыстным слугой – и царю, и Богу.  Он не искал своего, но лишь угодного своим господам. Поэтому им так дорожили.
Интересно, что слушая просьбу Неемии, царь переживает не о возможных политических последствиях, но о том, как бы не потерять такого слугу:

«И сказал мне царь и царица, которая сидела подле него: сколько времени продлится путь твой, и когда возвратишься? И благоугодно было царю послать меня, после того как я назначил время» (Неемия 2:6).

Такие как Неемия нужны всегда, везде, всем. Богбоязненный, преданный, честный, разумный слуга – где такого найти? И как таким остаться?  
Бог может подарить нам влияние на царей и царства. Но что мы будем делать с этим влиянием? С какой целью мы ищем царской милости, высоких постов и больших возможностей? О чем будем просить сильных мира сего? Будем ли помнить о своем народе и Боге? Или придворная жизнь заставит нас забыть о вере и принципах?
Неемия искал царской милости лишь для того, чтобы помочь своему народу и послужить этим Богу. Имея перед собой эту цель и не размениваясь на прочее, мы можем добиться многого.  

no