no
4/Вера/slider

Михаил Черенков: «Протестантизм связывает Украину с Европой»

Комментариев нет



- Вы исследовали протестантскую мысль Украины XVI-XVII столетий. Какие труды, публицисты, церковные деятели могут быть интересными для современного протестантского читателя, чтобы он почувствовал преемственность поколений, лучше осознавал свою миссию и призвание на этой земле?
- Богословская мысль этого периода очень богатая и интересная тем, что в ней происходил постоянный обмен и даже синтез разных традиций и школ. Многих мыслителей и их идеи очень трудно классифицировать по конфессиональному критерию. На мой взгляд, это хорошо, так как свидетельствует о том, что реформационные импульсы влияли на православие и католицизм. Быть протестантом означало мыслить протестантски, думать и говорить о реформах. А уж принадлежность к церкви как институту значила куда меньше.
Мне очень интересен социнианин Юрий Немирич (1612-1659), получивший прекрасное образование в университетах Парижа, Лейдена, Амстердама. Автор сочинения, известного как «Описание и изложение духовного арсенала христианина». Видимо, еще в Европе он заинтересовался опытом организации протестантских коммун. На Левобережье Немирич пытался создать колонию для 35 тысяч одноверцев-социниан. Во время восстания Богдана Хмельницкого перешел на сторону казаков и принял православие. Еще более интересны идеи его сподвижника Андрея Вышоватого (1608-1678), написавшего религиозно-философский трактат «О религии, соответствующей человеческому разуму», в котором излагалась «просвещенческая» концепция религии, сводимой к требованиям рациональности и нравственности.
Одним из наиболее известных «протестантствующих» богословов был Стефан Ориховский, который в 1529-1532 гг. учился в Виттенберге и был любимым учеником Лютера. Вернувшись в Украину, он под давлением родни стал католическим священником, но с реформаторскими идеями и симпатией к православию. Написал целый ряд богословских сочинений: «Крещение у русинов», где говорил об отсутствии серьезных отличий между конфессиями и отрицал необходимость повторного крещения при переходе в другую церковь; «В защиту церкви Христовой», где он полемизирует с Лютером, отстаивая «умеренный» вариант католицизма; «Речь о целибате», которую направил на Тридентский собор и напечатал в Кракове.
Для изучения социально-богословских учений тех лет интересен трактат «О настоящей общине святых», написанный в анабаптистской общине Ульриха Штадлера на Волыни. Трактат представляет утопический образ «настоящего» христианства с общей собственностью, отделением от мира, равенством и братством.
Можно называть много имен и трудов, но уже и так очевидно, что интенсивность богословского поиска, богатство интеллектуальной и духовной жизни общин того времени, активность межконфессиональных дискуссий просто поражают и являются упреком и вызовом для современных украинских церквей.

- Сегодня со стороны так называемых традиционных протестантов или mainline protestant можно услышать упреки, мол, евангельское движение не имеет ничего общего с Реформацией Лютера, Цвингли, Кальвина. И они перечисляют ряд пунктов.
Известный историк церкви Санников в книге "Готовимся к крещению" в главе 14 чётко проводит различие между церквями Реформации и свободными церквями. К последним он причисляет и баптистов. Например, на странице 472 говорится следующие: «Радикальная Реформация имела много форм, но наиболее устойчивой и влиятельной группой оказалась та, которая старалась сочетать личное и библейское откровение. Именно эта религиозная группа, гонимая как католиками, так и протестантами, оказала влияние на общество в понимании религиозной свободы и в отделении Церкви от государства. К этой группе относятся библейские анабаптисты, меннониты и баптисты... Одной из самых больших и влиятельных среди свободных церквей в настоящее время является баптизм. Название "крещённые по вере" подчёркивает их отличие от протестантов».
У наших евангеликов действительно проблемы с идентификацией? Чем может грозить постепенная потеря протестантской идентичности, отсутствие исторической памяти и ассоциирование себя исключительно с современными харизматическими (не в плане деноминации), яркими проповедниками?
- С высоты нашего времени мы можем позволить себе быть избирательным – отбрасывать «компрометирующие связи», рисовать свои линии преемственности, подбирать предтеч и пророков наших церквей и учений. Но эти разрывы, это отчуждение от всеобщей истории церкви отзываются пустотой в богословии и культуре. Анабаптисты – часть протестантизма, часть специфичная, но весь протестантизм состоит из частей и уважения к их специфике. Анабаптисты, меннониты, баптисты отстояли свое право на независимость лишь с оглядкой на прецеденты, созданные Лютером и Кальвином, лишь в контексте широкого реформаторского движения.
Когда баптисты хвалятся своим четырехсотлетним возрастом, отказываясь от своих протестантских корней, они грешат против исторической правды и даже против Господина истории, у Которого есть только одна, единая Церковь, и ее единая история. Надо знать свое место и свою роль в истории, но видеть больше и шире своего места, видеть весь масштаб.

- В XVI-XVII столетиях был расцвет протестантизма на восточных территориях Речи Посполитой – там, где современные Беларусь, Литва, Украина. Почему так и не удалось закрепиться протестантам? Можно ли провести какие-то параллели с современностью, чтобы не повторить сегодняшним протестантам ошибок прошлого?
- Протестантизм тех времен был замкнут в элитарных кругах, он оставался субкультурой людей, приобщенных к Европе, читающих книги, ценящих образование, знающих вкус богословских дискуссий. В то же время эта элита должна была служить государству, власти, религиозные предпочтения которой менялись. Украинские и белорусские земли оказались зажатыми между государствами, в которых католицизм и православие приобрели агрессивный характер.
Сегодня ситуация повторяется: европейские ценности, многообразие христианства, навыки толерантности остаются уделом немногих. В то же время усиливается политическое давление соседей, у которых идеологией стало агрессивное православие. Есть еще один важный момент: украинское православие, да и украинское христианство в целом, могли бы стать другими, если бы не потеряли связь с мировым христианством, непосредственное общение с другими церквами и не оказались в плену православия московского. Мы мало что можем изменить в геополитике, мало что можем противопоставить влиянию «империй», но нам вполне под силу укреплять связи и общение между христианами разных стран и культур, чтобы в этом многообразии развивать богословие добрососедства и «цветущую сложность» христианской культуры. Украинский протестантизм (в том числе анабаптизм, баптизм, меннониты и проч.) связывает Украину с Европой, в этом его сложная, но крайне важная миссия

С Михаилом Черенковым беседовал Николай Малуха

http://booksfestival.com/-page-77/
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no