no
4/Вера/slider

Откроет ли кризис в РАИ новые перспективы?

6 комментариев

После встречи Совета попечителей Русско-Американского института в Чикаго 12-13 ноября, было обнародовано решение о перефокусировке миссии. Отныне РАИ берет курс на новые образовательные программы, предлагающие тренинги и семинары по английскому языку или психологии. В тексте резолюции есть слова о новом поколении лидеров, укреплении гражданского общества, сближении Русской Православной Церкви с евангельскими церквями. Закрывая дневное отделение, руководство РАИ подчеркивало оптимизм по поводу нового этапа развития. Вместе с тем решение Совета попечителей вызвало бурную реакцию студентов и выпускников института, которые выразили свое недоумение и разочарование действиями руководства. Откроет ли кризис в РАИ новые перспективы?
Ситуация в РАИ симптоматична для христианского образования в целом. Институт был флагманом христианского гуманитарного образования, доступного для молодежи из евангельских церквей. В то время как другие христианские школы пришли к идее христианских гуманитарных программ относительно недавно, РАИ изначально был нацелен на профессиональное образование, государственное и общественное признание, сочетание христианского мировоззрения с требованиями научной и образовательной среды. То, о чем другие лишь мечтают, РАИ успешно выполнял не один год. Последнее время лишь подтвердило, что курс РАИ был верным, а положение среди других школ действительно уникальным. Почему же, ориентируясь в правильном направлении, затрачивая на движение к столь достойной цели огромные усилия, РАИ оказался в кризисе?
Есть, по меньшей мере, две группы факторов, осложнивших жизнь института – факторы внешние (окружающая среда, в которой довелось работать) и внутренние (ресурсы самого института). О первой группе частично можно прочитать в резолюции Совета попечителей РАИ, где говорится о социально-демографических проблемах российского общества. Известная политкорректность не позволила сказать о неблагоприятном политическом климате, давлении «православной» общественности, непосильном налоговом бремени, чиновничьем произволе, коррупции. Эти трудности известны, хотя изменить эти макропоказатели одному отдельно взятому институту не под силу. Поэтому я скажу чуть больше о второй группе факторов, о которых в резолюции не сказано ни слова. Именно они, на мой взгляд, были определяющими в нынешнем кризисе, и, тем не менее, они управляемы, т.е. поддаются изменениям при наличии воли руководства и консенсуса внутри коллектива.
Среди внутренних факторов стоит специально выделить кадры, программы, имидж. Руководство и профессорско-преподавательский состав остаются самым слабыми звеньями действующих в России христианских школ. Надо признать, РАИ удалось привлечь нескольких хороших специалистов, имеющих ученые степени, признанные в России. Но в целом коллектив не сложился, как и то, что с ним связано – академический дух, исследовательские группы, собственные научные направления, высокий уровень менеджмента образовательных программ. Примечательно, что за все годы существования РАИ не удалось найти яркого и компетентного ректора из числа национальных кадров. На фоне растущих антизападных настроений лидерские позиции оставались за американцами, что вызывало раздражение у недоброжелателей и недоумение у симпатиков. Ректор и ректорат оставались чужими и непризнанными в российской образовательной среде и даже среди христианских школ.
Программы института были ориентированы на рынок образовательных услуг, учитывали меняющийся спрос, конъюнктуру. Тем не менее, при отсутствии постоянно действующих, фундаментальных, узнаваемых программ, курируемых известными специалистами, складывалось впечатление раздробленности, отсутствия целостной концепции. Программы формировались с учетом текущего момента, но без учета долгосрочной перспективы, без учета возможного социального заказа со стороны общества и церквей, христианских организаций и бизнеса. О программах РАИ трудно сказать, что это «всерьез и надолго». Закрытие дневного отделения стало очередной ошибкой. Без постоянного, длящегося учебного процесса институтский дух выветривается очень быстро, после чего даже самые хорошие семинары напоминают бизнес-тренинги.
Обособленность, некоторый волюнтаризм в принятии судьбоносных для РАИ решений, сформировали специфический имидж «не нашего» института в глазах российского общества и евангельских церквей. Отказ от слова «христианский» в названии института не сделал первых его друзьями и окончательно рассорил с ним последних. Принципы подбора кадров, состав руководящих органов, механизмы обратной связи не отвечали интересам церкви, не включали ее в сферу жизни института; в результате чего целевая аудитория была растеряна. Последняя резолюция также была принята без широких консультаций с экспертами и представителями церквей, что подводит к мысли о системных ошибках руководства, о стратегических просчетах.
Что делать сейчас, чтобы кризис перерос в новые перспективы для РАИ? Нужны активные консультации с экспертами и партнерами, поиск харизматичных и подготовленных национальных лидеров, разработка целостной концепции образовательной деятельности института, серия вдохновляющих конференций для выпускников, студентов, потенциальных абитуриентов. Но началом процесса должны стать откровенное и серьезное признание сделанных ошибок, а также воля к решительным действиям, радикальным переменам. Пусть слово «христианский» отсутствует в названии, но христианский дух в институте присутствовать должен. Он должен выразиться в смирении, вопрошании, откровенности, взаимопонимании, доверии. С этого начинается выход из кризиса и открываются новые перспективы
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

6 комментариев

  1. К большому сожалению, но христианское гуманитарное образование не смогло предложить ни альтернативы, ни создать здоровой конкуренции.
    Думаю, что то, что произошло с РАИ в России является сигналом для тех, кто желает создавать христианское гуманитарное образование в Украине. Мне кажется, что на сегодняшний день не стоит противопоставлять христианский ВУЗ нехристианскому, более того может стоит быть среди тех, кто будет организовывать факультеты богословия в светских школах? Уже стало ясно, что отмежевание от образования в целом не приносит пользы, а только разрушает. Поэтому может нужно мобилизировать христианские академические ресурсы и направить их на формирование богословской и религиоведческой базы в светских университетах? Может это будет возможным вариантом выхода из тупика?

    ОтветитьУдалить
  2. Хороший текст. Звучит как призыв пророка. Только пророческим призывам всегда почему-то было сложно следовать...

    Замечание тоже интересное. Но оно свидетельствует только об одном - признании автора в том, что он не считает христиан способными объединиться и создать собственную образовательную среду. Намного легче где-то по светским школам организовывать факультеты богословия. Только вряд ли это будет мобилизация христианских академических ресурсов - скорее их распыление...

    Хотя в принципе это касается только украинских евангельских интеллектуалов. Им всегда проще к кому-то другому присоединяться, чем создавать свою стабильную школу. Слишком длительный процесс для тех, кто заинтересован в быстром результате. И слишком много требует жертвенности от тех, кто жаждет, забывая заднее, быстрей идти к успеху "личного проекта"...

    ОтветитьУдалить
  3. Думаю, что собственная академическая среда есть, но она разобщена и не имеет единодушия... Попытки диалога были, но большинство из них оказались неудачными.
    А на сегодняшний день большинство школ переживают этап кризиса, коснувшегося практически все сферы учебной деятельности и пока мало кто может признать, что кризис - это объективная тенденция и естественный результат тех процессов, которые происходили еще в 90-е гг. Ведь еще тогда было видно, что церкви не принимают богословское образование, как необходимость служения пастора, а значит уже тогда было ясно, что богословское образование долго не сможет существовать на западной донорской основе...
    А какие пути выхода из кризиса?
    Практически мало кто знает, потому что здесь нужен комплекс мер...

    ОтветитьУдалить
  4. В любом деле всегда есть два ключевых вопроса: "что нужно делать"? и "кто должен делать?" На мой взгляд, второй вопрос важнее, чем первый. Пути выхода из кризиса найдутся, если будут люди, желающие их искать и идти ими.

    ОтветитьУдалить
  5. Иногда есть люди, и они пытаются что-то сделать, а эффекта нет, поэтому трудно сказать, что вопрос кто должен делать важнее... они оба важны.

    А ведь сейчас как никогда есть люди! а результат? и как бы они пытаются что-то сделать, но ситуация все хуже и хуже... так что вопрос что делать не менее важен (нельзя его приуменьшать и нельзя думать, что все решится само собой...)

    ОтветитьУдалить
  6. Да, Константин. Это так. Но есть еще один аспект этого вопроса. "Рыночный", так сказать. Известно, что все кризисы возникают по одной простой причине: изменяются потребности потребителей (простите за тавтологию). Я не верю, что богословские знания не нужны нашим людям. Но им не нужны т а к и е знания, какие привыкли давать наши школы. Нужно делать обучающую программу, которая бы соответствовала потребностям. Для этого необходимо знать эти потребности, знать, в какую сторону они изменяются. Это и есть стратегия - удел интеллектуалов.

    Самые стабильные и удачные предложения товаров и услуг на рынке всегда разрабатываются вместе с потребителем, в тесном диалоге с ним, максимально учитывая его пожелания.
    Так же и здесь: знать того, для кого мы это делаем, быть заинтересованным в успехе нашего "потребителя", т.е. церквей, любить их такими, какие они есть, а не только те из них, которые нам удобны и интересны.

    Мне за последних полтора года пришлось наслушаться множество жалоб на наши церкви (особенно Донецкого региона), на то, какие они "недалекие" и "не хотят слушать умных, духовных и образованных богословов". Откровенно говоря, у меня это вызывает раздражение. Церкви наши сегодня переживают сложности. Они требуют помощи, и не только молитвенной, но и интеллектуальной. Но этой помощи нет, а есть только критика.

    Тут возникает один только вопрос: неужели "умные богословы и философы" не понимают, что их ум и знания напрямую зависят от среды, которая их питает, и собственно только этой среде и нужны? Неужели они не видят, насколько кровно они должны быть заинтересованы в развитии этой среды, а, значит, в возрастании церкви?

    ОтветитьУдалить

no