no
4/Вера/slider

В христианстве ищи Христа

Комментариев нет

Журнал "Решение" vcc.ru


Христос — главная загадка и самое важное в христианстве. Можно не интересоваться христианством, но трудно оставаться безразличным к личности его основателя. Христос удивляет всех — вызывая у одних ненависть и противление, у других — любовь и сокрушение.
Истории христианской Церкви уже две тысячи лет, за это время сформировались ее богословие, традиции, обряды, библейская наука. Христианство стало древним, но каждому поколению Христос открывается в нем заново — неузнанным, неожиданным, поразительным. При всем историческом богатстве и многообразии христианства Христос мало известен.
Нам ведь что интересно в первую очередь? Посмотреть достопримечательности, полистать умные книги, поговорить с «духовными авторитетами». Видимая часть христианства — самая доступная — постепенно становится единственной. Изображение заменяет собой живое лицо, чужой рассказ — живую встречу. Зачастую за христианством и не разглядишь Христа, как лес — за деревьями.
В русской культурной традиции живут глубокая тоска по Христу и недовольство «христианством без Христа». Наиболее глубокие прозрения о несовпадении Христа и христианства можно найти у Достоевского. Его Великий Инквизитор — христианин без Христа, честный законник, не знающий о любви, суровый страж порядка, не знающий о благодати; циничный народный благодетель, презирающий свой народ, гарант стабильности, удерживающий ее ценой свободы. Христиане-инквизиторы правят от имени Христа, но без Христа. В таком религиозном обществе явившемуся Христу находят место лишь в тюремной камере, а затем — на костре. Сам же Достоевский в послекаторжном письме свел свой символ веры к личности Христа: «Этот символ очень прост, вот он: верить, что нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но и с ревнивою любовию говорю себе, что и не может быть. Мало того, если бы кто мне доказал, что Христос вне истины, и действительно было бы, что истина вне Христа, то мне лучше хотелось бы остаться со Христом, нежели с истиной» (из письма Наталье Фонвизиной, 1854 г.).
Самое главное в христианстве, его смысл, его сердцевина, его глава – Сам Христос. В историческом христианстве постепенно главными стали догма, власть и обряд. Они заменили живые отношения в общине и отношения с Христом, Который — посреди общины, посреди собранных во Имя Его. Утвержденные силой правильные представления о сути догматов, власть церковной иерархии и автоматизм обрядовых действий пришли на смену живому духовному опыту встречи с Христом и общению с Ним.
Христос был незаметно утрачен (а может и сознательно выдворен за пределы официальной религии). В христианстве это заметили не сразу. Во имя Христа проводили соборы, оттачивали богословские формулировки, вступали в политические союзы. Со временем наместники Христа на земле настолько освоились, что нужда в Самом Христе перестала ощущаться, а чувство Бога, любовь, вина или долг перед Ним выразились в унифицирующем и безличном денежном эквиваленте.
В средневековом порядке жизни место Христа заняла Церковь. Лишний Христос остался за церковной оградой, среди особо набожных, сектантов, мистиков или юродивых.
Многие наши современники идеализируют Средневековье как христианский мир, как эпоху, где все было основано именно на христианстве. Несомненно, христианства там было много. Но сколько там было Христа? Многие из нас в таком «христианском» обществе могли бы оказаться в роли преследуемых сектантов-еретиков, некоторые — в роли инквизиторов или доносчиков, большинство — в роли статистов при публичных казнях. Любая такая роль страшна. «Христианское общество без Христа» ничуть не лучше общества «нехристианского».
Стоит заметить, что само по себе христианство, как одна из многих религий, не обладает любовью, милосердием, прощением, истиной, но лишь передает знание о них. «Благодать же и истина произошли через Иисуса Христа» (Ин 1:17). Без Христа христианство лишается своего содержания и становится похожим на другие религии, в которых благодать для своих, а для других — закон; где слова о любви прикрывают власть силы; где клир господствует над миром.
В эпоху Реформации ощущение утраты, роковой недостачи в христианстве выразилось с небывалой силой. Реформаторы звали вернуться к забытым началам — к Христу, Писанию, вере, благодати.
С развитием книгопечатания не только священники, но и обычные прихожане смогли открыть для себя Библию, а в ней найти Христа. Несомненно, «Христос Писания» реальнее, чем «Христос традиции». Прямой доступ к источнику Богооткровения спасал от «испорченного телефона», когда толкователи передавали мнения других толкователей о смыслах Писания. И все же в принципе «только Писание» была своя крайность — неподготовленный, непросвещенный ум видел в Писании только то, что хотел, или то, что мог. Вне общинной жизни и живой духовной традиции вся полнота смыслов Писания и целостный образ Христа оставались невидимыми. Для индивидуального читателя вся христианская истина недоступна в принципе.
Была и есть еще одна крайность — видеть в «только Писании» только текст о христианстве и Христе, который можно постигать через богословские и научные процедуры и который полностью открыт для понимания. Для многих «умных верующих» («верующих умом») Писание, предназначенное быть путеводителем к Христу, стало самодостаточным текстом, даже целым текстуальным лабиринтом, в котором можно блуждать всю жизнь и при этом получать удовольствие от новых открытий, но так и не встретиться с Автором. Без связи с другими реформаторскими принципами («только Христос», «только вера», «только Благодать», «только Богу слава»), принцип «только Писание» не откроет весь смысл христианства.
«Христос Церкви», «Христос традиции», «Христос Писания» — все это разные образы, открывающие Христа во всех ипостасях христианства. Каждый элемент христианства, его богословия, культуры, истории содержит в себе истину о Христе, Его Образ. Смысл христианства присутствует не в отдельной истине или отдельном месте, но во всем сразу. Христос — «наполняющий все во всем» (Еф. 1:23). Без Христа христианство становится не только пустым, но и антихристовым, в котором место Христа занимают лжехристы, мнимые ценности и обманчивые идеи.
Лишь когда христиане взыщут Христа внутри христианства как его смысл и основу, мир сможет увидеть в христианстве не одну из религиозных систем, не один из многих духовных путей, но Личность Воплощенного Бога, возлюбившего мир.
В отличие от религии настоящее христианство не служит себе, не к себе призывает, не от своего имени говорит. Смысл христианства — в свидетельстве о Христе и сопровождении к Нему. Если угодно, христианство служит привратником, открывая дверь в реальность Богообщения, встречи и жизни с Христом; его функция служебная, вспомогательная.
Христос – начало и цель христианства: все от Него, Им и к Нему. В большом и сложном мире христианства есть много интересного, но лишь присутствие Христа придает ему уникальный и предельный смысл. В христианстве ищи Христа.
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no