no
4/Вера/slider

После Майдана

1 комментарий

После Майдана – так будут говорить о новой эпохе в истории Украины и постсоветского мира. Майдан стал выражением не только социально-политических перемен, но глубинного, тектонического сдвига в мышлении, культуре, отношениях. Вот несколько последствий Майдана, которые открыли, сделали очевидными и необратимыми назревавшие давно перемены.

После Майдана началась крымская война, и сразу стало ясно, кто поддерживал режим Януковича и его преступления. Россия сняла маску. «Брат у ворот» - с оружием и неприкрытой ненавистью. Начало российской агрессии стало окончательным концом «русского мира», который так красиво проповедовали Путин и Гундяев. Украина может быть добрым и прагматичным соседом России, но риторике братства и единства народов никто больше не верит ни на грош. Обидев жестоко и нагло ближайшего брата, Россия рискует потерять друзей по Таможенному союзу – Казахстан и Беларусь. От тесных братских объятий могут взбунтоваться кавказцы. Обижены азиатские партнеры. Если упадут доходы от углеводородов, может дойти до того, что и «ныне дикий тунгус», и «друг степей калмык» потребуют самостоятельности от далекой и более не нужной Москвы. Началась неуправляемая реакция распада. Россия как объединяющая держава постсоветского пространства уходит в прошлое, никто с ней объединяться больше не хочет, она остается одна.

После Майдана Украина тоже остается одна, но это пока на пользу. Она отрывается от грубых, медвежьих объятий старшего брата, но в Европе пока место не готово, да и сама она к Европе еще не готова. Это хорошее время побыть между блоками, осмотреться, приготовиться, и сделать осознанный шаг в европейскую семью. При этом стоит осознавать свою особость - транзитность, окраинность по отношению к Европе и близость к России. Членство в Европейском союзе защитит Украину, но настоящие ее преимущества – не в принадлежности к Евразии или Европе, а в частичной принадлежности, в сопричастности к разным мирам, в посредничестве.

После Майдана весь постсоветский мир не может не считаться с реальной силой гражданского общества. Майдан показал удивительную способность самоорганизации и мобилизации в борьбе против криминального государства. Сами украинцы сомневались в таких возможностях. Тем более сомневались россияне и беларусы.
Сейчас уже имеется прецедент, поэтому постсоветское государство видит в гражданском обществе субъекта, с которым считается, а потому делает все, чтобы сдержать его развитие, задавить его малейшие проявления. Как оказалось, не оппозиция, не давление Запада, но именно солидарность простых людей является критическим фактором в трансформации общества и государства.

После Майдана на арену истории выходят две силы, реальное значение которых до сих пор недооценивали – студенчество и журналисты. Студенты – авангард будущего, именно тема будущего может превратить их в организованную общественную силу. Они почти не связаны с советским прошлым и мало подвержены традиционным способам пропаганды. Студенты - естественные сторонники перемен.
То же самое можно сказать о журналистах, верных кодексу профессиональной чести. Журналисты, ищущие и распространяющие правдивую и актуальную информацию, оказываются врагами тоталитарного государства, основанного на лжи и замалчивании, на страхе и насилии. Студенты и журналисты были основными опорными силами Майдана и основными мишенями карателей. А сейчас с ними связана надежда на преобразования, прозрачность и подотчетность власти, ротацию элит, перезагрузку системы, тотальную модернизацию.

После Майдана меняется роль Церкви и отношение общества к ней. На фоне коррумпированных институтов Церковь пользовалась наивысшим рейтингом доверия, но слабо использовала возможности своего влияния. Вместо служения обществу, Церковь обслуживала интересы государства.
Майдан, ставший судом над государством, стал и судом над Церковью. Церковь, бывшая на Майдане, имеет будущее. Церковь, не прошедшая Майдан, осталась в прошлом. Церковные лидеры, проповедовавшие «нейтральность» или заверявшие власть в своей полной преданности, оказались духовными банкротами.

«После Майдана» - название и способ определения новой эпохи: то, что имеет будущее, должно пройти через опыт Майдана, через его вопросы, через его настроение. И это связано с ценностями, которые пока трудно конвертировать в успех, но их сила и актуальность уже несомненны: честность, принципиальность, свободолюбие, жертвенность, активность, солидарность. Все это – вызов советскости и постсоветскости вокруг нас и в нас.
Майдан забил осиновый кол в то, что называлось СССР, и дал ростки новой жизни, не (пост)советской, а действительно новой. В ближайшее время мы станем свидетелями перемен «после Майдана», хотя гораздо лучше стать их активными участниками
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

1 комментарий

  1. Что у Вас ни слова про национализм в Украине. Как будто его и нет.

    ОтветитьУдалить

no