no
4/Вера/slider

Идеи, структуры, движение: евангельские церкви, миссии и школы в поисках динамики

Комментариев нет


Идеи и структуры
Уже в конце советского периода, когда наметилось реальное расширение религиозной свободы, евангельские церкви стали обрастать собственной миссионерской и образовательной инфраструктурой. Начали сбываться давние мечты о свободе проповеди Евангелия и собственных богословских школах.
В 1989 году в Украине была создана первая национальная миссия – «Свет Евангелия», опиравшаяся изначально и исключительно на местные ресурсы (пожертвования верующих) и направленная на освоение новых миссионерских полей – Поволжья, Сибири, Дальнего Востока. Центральный офис миссии находился в Ровно, а отделения в Макеевке, Якутске, Казани. Помимо основания новых церквей, гуманитарных, издательских и просветительских проектов, миссия инициировала создание собственной миссионерской школы – Донецкого библейского колледжа, несколько позже названного Донецким христианским университетом. В конце 90-х годов миссия «Свет Евангелия» была преобразована в ассоциацию, на сегодняшний момент ее проекты и служения разрослись и стали полностью самостоятельными.
Годы активной миссии, миссионерского бума, стали временем максимального спроса на образование – богословское и миссионерское. Одна за другой возникали школы – стихийно, без продуманных планов и координации между собой.
В 1989 году в Одессе была открыта первая учебная программа, с которой берет свое начало Одесская богословская семинария. В 1990 году открывается институт “Логос”, ставший затем Санкт-Петербургским христианским университетом. В следующие два годы возникли Донецкий и Киевский христианский университеты. В 1993 году открылась Московская богословская семинария.
В 1993 году было инициировано создание ассоциации евангельских учебных заведений бывшего СССР, и в 1997, после консультаций и переговоров, появилась Евро-Азиатская аккредитационная ассоциация евангельских школ (ЕААА), объединившая на тот момент 37 организаций. На сегодня в ЕААА входят 55 учебных заведений различных евангельских церквей (24 школы ЕХБ, 21 – ХВЕ, 10 школ – иных евангельских деноминаций).
ЕААА смогла помочь новообразованным школам в доступе к ресурсам и партнерствам, а также в адаптации к единым образовательным стандартам. Лишь вместе христианские школы смогли сделать то, что ни одна из них не могла себе позволить, - издательскую серию богословских учебников, выпуск академического журнала «Богословские размышления», программы повышения квалификации для преподавателей и руководителей школ, интеграцию в международные структуры, поддержку финансовых заявок на гранты, консультативную помощь школам в кризисных ситуациях, аккредитационные визиты комиссий и независимых экспертов.
После 2011 года ЕААА изменила структуру своего управления, исполнительная дирекция работает в коллективном формате. Создан исследовательский центр, отдел развития образования и отдел аккредитации, каждый из которых получил своего руководителя. Вопросы аккредитации и общих академических стандартов теряют свою актуальность – упрощенные требования явно недостаточны для развития школ, а повышение стандартов окажется тяжелым бременем для слабых школ. Большинство учебных заведений не может себе позволить содержать хороший штат преподавателей и привлечь «качественных» студентов, поэтому требования аккредитационных комиссий сознательно занижаются. В этих условиях основной задачей для ЕААА становится координация исследовательских проектов и партнерств между школами, способствующих развитию их кадрового и научно-богословского потенциала.
Важным направлением работы ЕААА и других структур, объединяющих учебные заведения и христианские организации, станет посредничество между миссиями, школами и церквами, создание эффективного взаимодействия, результатом которого будет не только образование, но и преобразование; не только знания, но и лидеры, подготовленные и посвященные служению в церкви и обществе.
В то время как большинство миссий предпочитает более традиционный, «евангелизационный» формат работы (среди наиболее известных и успешных – Христианский центр «Возрождение» (отделение BGEA), «Свет на Востоке» (старейшая немецкая миссия для славян), Славянское евангельское общество (крупнейшая миссия, ориентированная на работу только с традиционными баптистскими союзами), Библейская миссия, Библейская лига, «От сердца к сердцу» и др.), возникает новый спрос на интегративные подходы к миссии, в которых важное место займут вопросы образования, культуры, мировоззрения, социальной ответственности, профессионального призвания. Подобные модели представлены в служении Содружества студентов-христиан (ССХ, евразийское отделение IFES), Ассоциации «Духовное возрождение» (Russian Ministries), Альянса профессиональных христианских организаций, Христианского научно-апологетического центра, Научно-библейского центра «Апологет», христианского центра РЕАЛИС и др.
Основной проблемой большинства христианских миссий и школ можно считать узкое понимание миссионерского призвание и христианского образования исходя из церковно-конфессиональных интересов. Церковь готова поддерживать школу либо миссию лишь тогда, когда считает ее своей, обладает правом собственности и не делит это право с другими. Большинство межцерковных проектов развивается слабо. У большинства церковных лидеров отсутствует понятие о Царства, символом и частью которого является поместная церковь, поэтому интересы поместной церкви не просто стоят на первом месте, но и закрывают все остальные –задачи христианского сообщества в целом, видение Божьего Царства, перспективу преображения общества, возможности межцерковного сотрудничества.
Еще одной проблемой христианских структур является их обусловленность временем, обстоятельствами эпохи, событием распада СССР. Школы и миссии создавались и развивались так, будто эпоха небывалых возможностей и религиозной эйфории будет длиться вечно. В основании структур уже были заложены их ограничения. Теперь, когда постсоветское общество, отношение государства, глобальные тенденции, церковная динамика, религиозные потребности, финансовые возможности, изменились до неузнаваемости, возникают сложные вопросы о том, как привести структуры, созданные в иную эпоху, в соответствие с требованиями нашего времени, и возможно ли их реформирование, перестройка и перенастройка. Как известно, один из уроков советской перестройки состоял в том, что некоторые структуры перестройке не подлежат.
Структуры и движение
Аналогия с «перестройкой» вовсе не случайна. Не только советское общество, но также советская и постсоветская церковь как часть этого общества, оказалась ограничена своей эпохой, опрокинута в прошлое.
Как известно, Советский Союз и советское общество переустроить не удалось, все советское было в принципе нереформируемым, потому что на первом месте стояла идеология, а не эффективность или хотя бы релевантность. Само общество было закрытым, самодостаточным, ориентированным на внутренние оценки и критерии. Более того, такое закрытое общество было цельным, гомогенным, литым. Легче было заменить его целиком, чем изменить отдельную деталь. К тому же свобода и творчество были ограничены тотальной государственной регламентацией. Структура сделала невозможным движение.
К большому сожалению, до сих пор постсоветское общество опирается на советские структуры (политические, экономические, образовательные, религиозные) и организовывается вокруг них. Несмотря на их крайне низкую эффективность, они остаются фактором стабильности, поскольку мало тех, кто видит возможность иного и еще меньше тех, кто способен взять ответственность за альтернативу.
Христианские церкви, миссии, учебные заведения, созданные в годы агонии СССР (1989-1991), стремительно теряют свою релевантность новым условиям общественной и церковной жизни.
Есть лишь один способ продлить жизнь организациям и проектам в условиях постоянных перемен – сделать их открытыми, восприимчивыми и податливыми к этим переменам, и тем самым превратить их в движение.
Движение предполагает постоянное строительство и постоянную перестройку; направленность к цели, а не поддержание имеющейся структуры; постоянную динамику, которая ценится выше стабильности; свободное творчество, которое важнее «порядка».
Стоит напомнить, что и различные евангельские церкви и независимые христианские организации – часть того, что местные историки и богословы именуют «евангельским движение» Евразии. И основным субъектом христианской истории региона являются не баптисты или пятидесятники, не отдельные миссии или школы, но «евангельское движение» в целом.
Но такое единство не исключает многообразия, даже требует его. Динамика движения возможно только при автономии частей, внутреннем творческом разнообразии. А еще – при открытости и высокой степени интегрированности в мировое евангельское движение и глобальные тренды. Например, такая интегрированность предполагает готовность богословских школ интегрироваться в общее образовательное пространство, отвечать высоким академическим стандартам, осваивать чужой опыт как свой собственный, найти и занять свое скромное место без лишних претензий, признать приоритет международных стандартов и правил. От церквей и миссий также ожидается мера субъектности – из пассивного получателя стать полноценным партнером для всех и донором для самых нуждающихся, развивать национальное богословие в международном и межцерковном диалоге, сочетать локальные и глобальные измерения миссиологии.
Примером подобного рода интеграции может служить ЕААА в ее нынешнем формате . Коллективная дирекция включает представителей пятидесятнической, баптистской и пресвитерианской церквей, которые служат сообществу богословских школ разных традиций и церковных союзов, предлагая не только объединяющие проекты и общие стандарты, но также общее видение и даже общее Исповедание веры.
Еще одним прецедентом можно считать «евангельское движение» и «Евангельские соборы», начавшиеся в Москве в 2010 году и охватившие самые разные протестантские сообщества России и Украины – лютеранские, пятидесятнические, харизматические, евангельско-баптистские. Более того, работа «соборов» соединяет не только группы верующих, но и сферы служения – богословскую, церковную, миссионерскую, собирая их в единую картину .
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no