no
4/Вера/slider

Уроки Майдана

Комментариев нет

Мои мысли вслух, записанные Ольгой Рыбачук

Missio Dei: где Ты, Бог?

Христианское понимание своих задач или миссии церкви было представлено самыми разными направлениями, это целая палитра от прямого евангелизма, приглашения людей в Церковь до миссии как солидарности, соучастия, сочувствия. Церковь как «закваска» меняет саму структуру социальной жизни. Но мы не можем делать всё, поэтому нужно навести фокус и понять, какое направление миссии в этой палитре сегодня наиболее актуально? Где больнее и нужнее всего?
Говоря о миссии Церкви, мы также говорим и о миссии Бога, Missio Dei. Церковь соучаствует в том, что делает Бог. Поэтому до того, как спланировать своё направление, мы должны понять, где Бог, чтобы присоединиться к Нему. Например, никто не ожидал, что Бог будет действовать на Майдане, это было откровением для Церкви. Мы привыкли, что нужно приводить людей в Церковь, но Бог явил Себя вне её стен. И увидев это, интуитивно распознав, что это Бог что-то делает и мы не можем не быть там, Церковь присоединилась. Так миссия Церкви выводится из Missio Dei и фокусируется на самом важном – что Он делает, а не что мы можем делать вообще.

Только вперед

Мы должны думать о перспективе. У нас есть выход только вперед! При всех бедах мы должны удерживать эту перспективу: а к чему мы идем? Мы хотим жить не по лжи! Хлебом и колбасой меня не купить! Нельзя сказать, что сейчас стало лучше жить, но мы держимся за эту перспективу, мы за неё боремся. И у нас нет никакого права возвращаться назад. Нам это не позволено. Хотя бы потому, что тысячными жертвами была заплачена очень высокая цена за то, чтоб мы двигались вперёд. Поэтому тот, кто сравнивает, пренебрегает теми жертвами, которые уже принесены. Это недопустимые вещи. Есть путь только вперед.

Борьба образов будущего

В разгар кровавых событий в Донецке, несколько христиан поставили там Молитвенную палатку. Их разгоняли и били, похищали и пытали, но они собирались снова и снова и молились за единую и мирную Украину. Эти люди в Донецке показали, что Донецк разный. Они показали другой образ Донецка. И вот наша задача также, не претендуя на быстрые перемены, показать, каким может быть общество, если строить его на христианских принципах. Сейчас идет конкуренция образов будущего. Большинство из них произрастают из прошлого, но выиграв войну за образ будущего, мы выиграем будущее. И начать надо с нас самих.
Понимаете, у нас нет каких-либо рычагов или кнопок, чтобы включить звёзды или укорить восход солнца, чтобы ночь быстро закончилась. Ну просто нет их! Иногда это приводит к депрессии, потому что мы хотим быстрых перемен. Что же делать? У нас нет политических партий, нет олигархов, ресурсов нет. Что у нас есть? Свечка, которую я могу зажечь! Если вы сможете зажечь свою – нас станет больше, станет светлее. Мы не ускорим восход солнца, но можем создать вот эти очаги Божьего Царства, чтобы света стало больше. У нас свечка, а не прожектор, но такой минимализм в наших силах. Я не уверен, что мы можем поменять ситуацию в мире, но мы можем создать оазисы Божьего Царства, чтобы люди, которые устали от странствия в пустыне, в зле, во мраке сказали: наконец-то, есть место, куда мы можем прийти, отдохнуть, восстановиться.

От приватизации к национализации

Есть такое понятие – приватизация религии. Иисус мой личный Спаситель, личная вера, личная духовность, личная святость. А сейчас мы заметили, что читаем Библию сквозь призму национализации или социализации. Когда речь идет не о личных отношениях, а об отношениях Бога с народами, с Его народом, с Израилем, с языческими структурами. Он обращается к определённому сообществу. Церковь – это тоже сообщество. И для украинского народа сейчас возникает вопрос распознания Бога как Своего Бога с этой коллективно-национальной перспективы.

Перестроиться или проиграть

Гражданское общество практически отсутствовало, потому что государство подмяло всё под себя. И Майдан был последним отчаянным протестом людей, потому что их со всех сторон уже ограничили. Точно также подмяли под себя всё церковные структуры. Общинности в Церкви практически нет. Говоря Церковь, мы подразумеваем епископат, конкретных людей, которые присвоили её себе. Где эта общность, разные параллельные структуры? Государство столкнулось лицом к лицу с рождающимся гражданским обществом, и Церковь тоже осознала, что внутри происходит свой Майдан. Он в каком-то смысле напугал этих маленьких януковичей, которые живут в каждом из нас. Поэтому в Церкви произошли похожие процессы. И сейчас возникает выбор: сможет ли она перестроиться с учетом этого давления снизу или нет? Церковь – это структура или сообщество? Община или епископат? Будет ли у Церкви свое христианское гражданское общество? Это очень серьезный вопрос, и если она на него не ответит, кредит, который дало общество на Майдане, быстро закончится глубочайшим разочарованием. Всё, что работает на status quo или озирается назад, обречено.

Окно возможностей для христиан

У нас сложился определенный консенсус, что христиане должны быть активными и ответственными в общественно-политических процессах. Раньше мы об этом дискутировали, Сейчас это стало общим местом, отправной точкой дискуссии. Процесс пошёл. Естественно, нам хочется, чтоб все это было быстро, но надо настроиться на долгосрочную перспективу. И нам стоит понимать, что когда мы хотим что-то изменить – это всегда заведомо рискованное мероприятие. Мне кажется, мы это риск не хотим понимать и принимать. Естественно, было желание вернуть себе отнятое достоинство, утраченную свободу, права, и мы поддержали это в людях. Ну неужели мы могли бы остаться в стороне и сказать: будет еще хуже, не дергайся! Конечно, мы должны были поддержать этот поиск. К чему он привел? К разрушению привычного образа жизни. Мы оказались в пустыне, но есть перспективы!
Сейчас я вижу, что еще по-прежнему открыто окно возможностей для христиан. Оно закроется. Когда ситуация стабилизируется, возможностей участия будет меньше. Стабилизация означает, что определился круг людей, которые знают, кто что делает и что из этого получит, кто главный, кто подчиненный. Украинская идентичность сейчас открытая, и христианские церкви – составляющие части, активный фактор формирующейся идентичности. Когда она оформится, будет поздно что-то говорить. Нас уже никто не будет спрашивать. Нарратив будет кем-то прописан, а мы сможем только комментировать. Согласен – выполняй, не согласен – иди ищи другое! И у нас не будет возможности, как у Израиля, на одичавшей территории построить свое государство, Царство Божие на земле. Сейчас в Украине мы еще можем свои ценности инкорпорировать, интегрировать, внести, воплотить, потому что ещё окно октрыто. Оно сужается, закрывается. Мы злоупотребляем терпением. В каком-то смысле на нас даже работает эта неопределенность. Бог долготерпелив, Он говорит: ну, пока это всё тянется и приглашение действует, вы будете этим пользоваться или нет? Всё, потом не обижайтейсь! Дверь закроется, окно закроется – будете в своем сектантстве на маргинесах продолжать обитать, брюзжать, недовольствовать. Вы не использовали свою возможность, теперь не ругайте тех, кто её использовал.
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no