no
4/Вера/slider

Призвание в жизни и миссии

2 комментария

Призвание в жизни и миссии одно. В современном христианстве упраздняется деление на священническое или миссионерское призвание и обычное, «мирское», профессиональное. Можно сказать (и это говорят с «праведным» гневом ревнители максимы «каждый баптист - миссионер»), что теперь миссионеров не будет. А можно сказать иначе: миссионерами станут все. Все те, кто переживает на себе чудо измененной жизни, отвечает «да» Богу, а затем живет согласно этому «да», а иногда даже рассказывает об этом «да» и этом Боге.
Вот такие разные перспективы на тему призвания в жизни и миссии. Одна делит профессиональное призвание и призвание миссионерское, заставляя оставлять первое ради второго, жертвовать дарами ради долга. Вторая предлагает соединить все вместе, исполнять свое призвание как миссию, проживать жизнь как миссию.
Шейн Клэйборн, один из наиболее радикальных христиан нашего времени высказался о призвании так: «Слово призвание предполагает, что нас позвали и мы услышали голос Божий. Многие глубоко несчастны в своей профессии, потому что они не прислушались к голосу Бога. И многие христиане не живут полнокровной духовной жизнью по той причине, что не знают о своих дарах и своем предназначении; такие люди часто занимаются спасением душ вместо того, чтобы преображать жизнь людей и сообществ, пользуясь своими дарами и дарами окружающих. В результате у тех и у других возникает ощущение пустоты и усталости» [1].
Нам нужно не только «спасение душ», нам также хочется полноценной жизни в результате «спасения». Ведь спасение не конец, а только начало, спасают не только от жизни ненастоящей, но для жизни настоящей, подлинной, счастливой, многообещающей. И потому без призвания и связанных с ним даров никак не обойтись, полноценную жизнь не прожить.
Христианское призвание наделяет особым смыслом все «обычные», «естественные» способности человека, благословляет его ум, творчество, общественную активность. Миссия христиан – не избавление души от мира, но спасение, преображение души, а затем и преобразование окружающего мира.
Современные христиане не могут не задавать себе сложные вопросы, почему общество устроено так, что грех в нем провоцируется и поощряется, что кто-то от него умирает, а кто-то на нем наживается. «Спасение» связано с социальной и профессиональной деятельностью и тут же проявляется в ней.
Мой друг Тарас Дятлик – преподаватель и ученый-исследователь, но, как положено каждому баптисту, он обязан заниматься и «миссионерством». Размышляя об этой обязанности, он пришел к таким выводам: «Каким будет миссионерское служение евангельских христиан в первом веке третьего тысячелетия? На этот вопрос должна ответить не церковь в общем, не наш пастор (или священник), а каждый из нас, каждый, кто называет себя христианином, каждый, кто является членом поместной церкви. Наше призвание, как христиан -- быть свидетелем Иисуса Христа, быть миссионером Бога в любой сфере своей личной жизни и профессиональной деятельности» [2].
Христиане не перестают говорить о «спасении» души, но теперь они понимают это спасение в тесной связи с социальной и культурной реальностью, выражают это на понятном языке своей социальной среды, показывают на своем примере последствия этого «спасения» для их личной и профессиональной жизни.
В свою очередь, людей, недоверчивых к высоким идеям и правильным идеологиям, также интересует не только внутреннее «спасение», о котором любят рассказывать христиане и которое сложно проверить, но проявления этого спасения в жизни людей. Чем отличается христиан-педагог (юрист, медик, депутат...) от своего коллеги-нехристианина? Как внутренняя трансформация личности, называемая «спасением», «встречей с Богом», «обращением», проявляется в профессиональной этике, гражданской позиции, качестве труда, атмосфере в коллективе, принятии решений?
Этот сдвиг в понимании призвания и миссии стоит зафиксировать и осмыслить. Молодые поколения христиан призваны соединить миссию и профессию в единой, нераздвоенной, естественной жизни. Это не повинность, не навязанная удручающая сверхзадача, это жизнь. А жизнь одна, и ее деление на церковную и светскую, на миссионерскую и профессиональную будет искусственным.
Итак, можно и нужно звать людей в Церковь. Но не стоит отделять ее от общества или выделять в сугубо «духовную» сферу. Вместо этих делений стоит подумать о том, как христианские истины и ценности, хорошо известные в Церкви и хранимые в ее стенах, могут проникнуть за ее пределы, выразиться в приемлемых формах для внешних людей, для всех общественных структур. Миссионеры должны и дальше звать людей в Церковь. Но лишь профессионалы смогут принести свидетельство Церкви к людям, в их семьи, аудитории, коллективы, сообщества. Лишь благословляя все многообразие призваний, Церковь может посредством их присутствовать в мире, быть с людьми, быть внутри их жизни и уже изнутри ее трансформировать.


Примечания

1. Клэйборн Ш. Путь. – М.: ЭКСМО, 2010. – С. 124-125.
2. Дятлик Т. Ошибочные взгляды христиан на миссионерское служение (http://risu.org.ua/ua/index/blog/~dyatlik/45846/)
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

2 комментария

  1. Согласен с многими тезисами автора, но, думается, для многих традиционных евангельских христиан они покажутся "неудобовразумительными". Слишком сильны маргинальные привычки. Проще декларативно отделиться от мира, привнося в церковь мирские правила игры. Сложно быть открытым для мирских людей, демонстрируя наравне с дружелюбием измененное духовное начало. Для себя я выбрал последнее. Но это сложный путь. Не все получается и не всегда.

    ОтветитьУдалить
  2. ...мы просто не осознаем что живем в христианской церковной субкультуре, ограничиваясь поместным, локальным богословием... Мы изолированны и закрыты для людей этого мира, и что хуже всего - не понятны для них... непонятна наша традиция, форма литургии, архаический синодальный с измененными ударениями( баптистский )- сленг... мы ждем, что люди придут как нам в церковь и сразу же покаются, но приходя к нам они испытывают субкультурный шок! а если мы выходим к ним, то занимаемся не миссионерством, а скорее - прозелитизмом... мы не евангелизируем людей, но хотим баптистизировать их... предлагая им в придачу с Иисусом Христом - чемодан без ручки(культурный багаж).
    Шейн Клейборн бросает вызов, предлагает критически взглянуть наше комфортное христианство в домашних тапочках... миссионерство - это не заполнение пустых мест в церкви и не шумная евангелизационная акция, это не краткосрочный периодический опыт, но - образ жизни!!!

    ОтветитьУдалить

no