no
4/Вера/slider

Церковь и Царство в богословии постсоветских протестантов. Часть 5

Комментариев нет

Место и время Царства
Тезис о «расширении Царства» уже стал общим местом, и этому нельзя не порадоваться – что Царство занимает все больше места в дискуссиях. Но нельзя не заметить в этой фразе и нечто «неудобовразумительное»: Царство нельзя «расширить», в плане территорий и сфер оно не может занимать больше или меньше места, оно по определению охватывает всю полноту реальности. Поэтому его нельзя расширить, оно уже везде. Что мы действительно можем, это созидать его и делать видимым – нашим соучастием в Божьих делах, свидетельством, прославлением и поклонением.
А вот Церковь – это почти всегда определенное место, т.е. конкретная ситуация, в которой Царство может проявляться и возвещаться.  Постсоборные тезисы Третьего Евангельского собора хорошо передают сложность отношений Церкви и Царства через категории места: «Понятия Царства и Церкви тесно связаны между собой, но не тождественны. Радостная Весть о Царстве – это возвещение о Божьем владычестве в мире, о том, что миропорядок существующий заменяется совершенно иным, а не просто лучшим. Церковь призвана быть местом, в котором и через которое это владычество воплощается, но в реальной жизни этого никогда в полной мере не происходит. В лучшем случае мы видим лишь отблеск небесной славы… Наше нежелание видеть проявления Божьего Царства «за церковной оградой» - обескураживает» [8, 28].
Иными словами, Церковь – это конкретное проявление Царства, его явления людям. Без Церкви Царство осталось бы утопией. Но Церковь без Царства утратила бы перспективу и свое особое место в этой перспективе. Как гласят постсоборные тезисы, «Разорвать взаимосвязь между Церковью и Царством – значит лишить Царство Божье инструмента, благодаря которому оно утверждается в мире, а Церковь оставить без ориентира» [8, 29].
Очевидно, Бог найдет иной инструмент для созидания Своего Царства. Но Церковь вряд ли найдет другой достойный ориентир. Вне Царства Божьего она станет царство в себе, т.е. еще одни царством среди других земных, а ее служители станут царьками. Книга Александра Жибрика «Бог под арестом» - об этой опасности, когда «проявляется нездоровое соперничество поместных князей, которые уже давно забыли о существовании Царства Небесного. Поэтому они столько усилий тратят на защиту своих владений, вместо того, чтобы вместе трудиться над расширением границ Царства Божьего» [7, 140].
Церковным лидерам стоит помнить, что они по совместительству еще и представители Царства Божьего, а «Царство Божье приходит на эту землю тогда, когда у представителей этого Царства появляется место для него» [7, 153], когда Церковь дает место Царству, когда Церковь жаждет Царства и молит Бога, чтобы пришло время Царства.
Вот странный, но верный порядок: Церковь отдает свое место Царству и находит себя именно в нем; Церковь не боится конца своей эпохи, потому что видит себя частью Царства и трудится ради него, ради будущего. Церковь стремится совпасть с Царством, послужить ему и слиться с ним.
Обращаясь к «Дидахе» («Церковь Твоя от концов земли да соберется в царствие Твое»), Валерий Аликин полагает, что «Царство должно пониматься здесь в эсхатологическом смысле, как реальность, относящаяся к концу времен, во время которого придет конец рассеянию и наступит конец, поэтому Божье Царство является определяющим понятием для Церкви… Церковь рассматривается как паломничество народа Божьего к конечной цели – Царству Божьему, приготовленному для нее самим Господом» [1, 114].
Церковь это начало и путь Царства. Она не ждет Царства в готовом виде, но участвует в его созидании, соучаствует в деле Божьем. Пастор Сергей Головин обращает внимание, что «Начиная с апостольских времен Церковь понималась как сфера царствования Иисуса между первым и вторыми пришествиями, приближение которых провозглашал Спаситель… Однако в 1830 году Джон Нельсон Дарби предложил ждать наступления тысячелетнего царства некогда в будущем» [5, 11]. Пастор отвергает дарбизм: «Из текста (20:4,6) видно, что ожившие первым воскресением (т.е. принявшие Христа) не только ожили, но и «царствовали», и «будут царствовать» со Христом вплоть до воскресения второго, всеобщего. Мы уже – соучастники «тысячелетнего царства»! [5, 12-13].
Безусловно, сейчас мы лишь в некоторой мере можем наслаждаться торжеством Царства, в остальном нам остается чаять, просить, ожидать наступления Царства во всей полноте. Но и тогда это не будет сказочным сюрпризом, переходом в иную реальность или переселением на другую планету. Как верно замечает Александр Беляев, «В тот момент, когда Божье присутствие наполнит землю, на которой народ будет жить в полном послушании Его воле, тогда можно говорить о полной реализации Царства. В Откр. 21:1-7 это событие описывается, но оно происходит не просто на земле…но на новой земле. В эсхатологическом будущем существующие небо и землю ожидает именно изменение, а не уничтожение… Суть преображения существующей реальности заключается в том, что Бог и человек будут находиться в непосредственной близости (Откр. 21:3); грех и зло, равно как и их последствия, такие как болезни, смерти и страдания, будут также уничтожены» (Откр. 21:4) [2, 22].
«Изменение, а не уничтожение» - это важно для понимания того, как Церковь может участвовать в наступлении Царства. Если будет «изменение, а не уничтожение», то вся сумма добрых дел не лишится смысла, ничто не пропадет, мы можем готовить торжество Царства, наполняя меру добра и надежды, мы можем не только проповедовать словом, но и любить делом.
Более того, мы можем просто трудиться, точнее сотрудничать, т.е. трудиться вместе с Богом в созидании Его Царства. В этом смысле Александр Негров обоснованно говорит о Царстве как о совместном проекте: «Царство Небесное представлено Иисусом как трудовой процесс. Например, в притче о работниках виноградаря (Мф. 20:1-16) хозяин дома вовлекает в свое дело тех, у кого нет своего дела, нет своей собственности… Из этой притчи очевидно, что Царство Небесное – совместное предприятие» [9, 63].
Если согласиться с Негровым, что «в новозаветном взгляде на Царство совмещаются реализованная и футуристическая эсхатологии» [9, 71], то идея сотрудничества с Богом, идея активного преобразовательного труда во всех сферах жизни придает особый смысл и церковной, и внецерковной деятельности, примиряя эти разные призвания и сферы в универсальности Божьего Царства, которое наступило в результате Христовой победы, наступит в финальном акте Второго Пришествия и наступает уже сейчас прямо «посреди нас».
Итак, в богословии постсоветских протестантов Церковь и Царство все чаще осмысливаются в своей неразрывной взаимной связи. Церковь связывается с конкретикой места и времени, организации и сообщества, инструмента и ресурсов, альтернативы и критики. Царство переключает нас в предельный масштаб и полноту реальности без границ, коррелирует с концепцией Missio Dei, особой ролью Духа и целостной миссией, идеей всеобщего священства и сотрудничества с Богом, а также сценарием прогрессивной эсхатологии. Наконец, именно видение Царства позволяет выстраивать богословски и миссиологически последовательные отношения с обществом, усматривая в нем не только миссионерское поле, но и следы преображения, знаки  и оазисы возникающей новой реальности.
Осмысливая Церковь и Царство вместе, в паре, мы все больше ощущаем их таинственность, точнее переживаем нашу принадлежность их взаимной тайне, тайне Божественного замысла о мире и человеке. Нам кажется, что мы больше знаем о Церкви, поэтому мы определяем Царство посредством известного. Но что, если все это нам лишь кажется? Ближайшие годы принесут много дискуссий, в которых мы вряд ли узнаем много о Царстве, оно останется фоном, величественным и славным; зато мы больше узнаем о Церкви, и то, что мы узнаем, научит нас скромности и ответственности.

Примечания

1.     Аликин В.А. «Гряди, Господи Иисусе»: эсхатологический характер ранне-христианских собраний // Труды СПбХУ. Выпуск 4. Вопросы эсхатологии. – СПб., 2012. – С. 111-129.
2.     Беляев А. Эсхатология творения в Библии: теологическое осмысление нового неба и новой земли // Труды СПбХУ. Выпуск 4. Вопросы эсхатологии. – СПб., 2012. – С. 13-25.
3.     Вероучительные основы //  РС ЕХБ. Вероучительные, духовные и организационные основы. – М.: РС ЕХБ, 2010. – С. 5-23.
4.     V Всероссийский Конгресс РС ЕХБ "Преображение" // http://baptist.org.ru/read/article/1373208
5.     Головин С. Радость Апокалипсиса. – К.: Книгоноша, 2016.
6.     Дубровский М. Обретение себя: пути формирования новой идентичности // Форум 20. Двадцать лет религиозной свободы и активной миссии в постсоветском обществе. – К., 2011. – С. 394-405.
7.      Жибрик А. Бог под арестом. – К.: Книгоноша, 2012. – 240.
8.     Материалы Третьего евангельского собора. – М., 2013. – 60 с.
9.     Негров А. Концепция соработничества с Богом в Новом Завете Стратегическая инициатива «Миссия в профессии. – К.,: Духовное возрождение, 2016. - С. 58-72.
10.  Основы вероучения и соответствующая ему практика РОС ХВЕ (пятидесятников). – М.:РОСХВЕ, 2015. - С. 20-26.
11.  Основы вероучения Церкви ХВЕ Украины. – К.: Отдел образования ЦХВЕУ, 2012.
12.  Резолюція Другого місіонерського форуму ВСЦ ЄХБ, що має гасло «Нехай прийде Царство Твоє» м. Київ, 26-27 серпня 2016 р. // http://ecbua.info/index.php?option=com_content&view=article&id=4277:rezolyucziya-drugogo-misionerskogo-forumu-vscz-jexb&catid=13:s-&Itemid=53&lang=ru
13.  Русин И. Богословские контуры концепции миссии // Богословские размышления. 2012. Спецвыпуск. Церковь и миссия. – С. 12-31.
14.  Социальная доктрина евангельских христиан Украины. – Днепропетровск: ИЦГО, 2009.
15.  Социальная концепция евангельских христиан церквей Кыргызской республики. – Бишкек, 2014.
16.  Социальная позиция протестантских церквей России. – М., 2015.
17.  Убейволк В. Миссия церкви или миссиональная церковь //Новые горизонты миссии. – Черкассы: Коллоквиум, 2015. – С. 159-172.
18.  Фундамент: Курс начального богословия. – Составитель и ответственный редактор С. Санников. – Одесса, 2006.
19.  Шумилин А. Миссия в Новом Завете //Новые горизонты миссии. – Черкассы: Коллоквиум, 2015. – С. 45-63.



author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no