no
4/Вера/slider

Мгла и свет Божественной славы

Комментариев нет




Храм, который построил Соломон, не стал золотой клеткой для Бога. Бог не стал ручным, придворным, удобным.
Соломон понимал, что Бог обитает «на небе», он повторяет это (2 Пар. 6:21,23,25,27,30,33,35 39) как напоминание себе и народу. И даже «небо и небеса небес» не вмещают Его (18). 
Богом нельзя управлять. В Нем всегда есть избыток, который опрокидывает наши столы и схемы. 
Так было и в Соломоновом храме. 

«Дом Господень наполнило облако, и не могли священники стоять на служении по причине облака, потому что слава Господня наполнила дом Божий. Тогда сказал Соломон: Господь сказал, что Он благоволит обитать во мгле» (2 Пар. 5:13-14, 6:1).

Мудрый Соломон понял, что Бог всегда остается Богом и открывается людям лишь в меру. 
Бог не хочет стать вещью для нашего пользования или предметом для нашего познания. 
При этом Бог не хочет и ослепить нас полностью, Он щадит нас. 
Он ослепляет нас слегка и временно – чтобы приучить к новому видению.
Поэтому Его окружает свет и окутывает мгла. Освещение храма было именно таким – сочетанием и чередованием света и тьмы. 
Соломон чувствовал присутствие Божье во мгле, в непрозрачности пространства. Апостол Павел говорит не о мгле, а о свете, но свойства этого света – похожие. Апостол именует Бога как Того, «Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может» (1 Тим. 6:16).
Для Бога и в Боге мгла и свет – одно и то же. Его слава превосходит возможности нашего восприятия, так что Его явление нас ослепляет. 
В этой временной слепоте есть место опыту света и опыту мглы. Мы приучаемся уверяться в невидимом и осуществлять ожидаемое. 
Мы приступаем к Богу в облаке Его славы. 
Здесь нельзя говорить, здесь можно петь. 
Здесь нельзя видеть, здесь можно верить. 
Здесь нельзя понимать, здесь можно переживать.
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no