no
4/Вера/slider

Я пошлю тебя

Комментариев нет



Люди высокого призвания начинают с обычной жизни. Они пытаются изменить эту жизнь к лучшему, но чаще всего терпят поражение и оказываются в пустыне.
Моисей рос при дворе фараона, но это не делало его особенным. Он начал что-то чувствовать лишь тогда, когда увидел угнетение своих братьев-израильтян. Что-то отозвалось в нем. И это что-то испугало и рабов-евреев, и угнетателей-египтян. Он оказался чужим для всех, и нашел свое место лишь в пустыне, где пас овец.
Но именно в пустыне он услышал ясный Божий голос. «Однажды провел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву. И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает… И воззвал Бог из среды куста, и сказал: Моисей, Моисей! Он сказал: вот я!» (Втор. 3:1-4).
Этот момент призвания – важнейший в жизни Моисея. Он живет в пустыне, но Бога встречает на горе.  Он приподнимается над обычной жизнью. И для этого не нужен дворец или храм, имя и статус.
Моисей потерял все, но история лишь начинается. Куст горит, но не сгорает. Есть в жизни то, что питает ее. Есть огонь, который все зажигает, но сам ни в чем не нуждается.
Обычный куст горит Божественным огнем. Обычная земля оказывается святой. Изгнанник и неудачник Моисей призывается Богом.
Обычная жизнь заканчивается и преображается. Мы больше не вольны на подвиги и побеги, на страх и робость. Он посылает нас и идет с нами. Он – огонь внутри нас. Мы горим и не сгораем. Мы идем, потому что посланы.
«- Я пошлю тебя…
-       Кто я, чтобы мне идти…?
-       Я буду с тобою» (10-12).

В каждой пустыне, в жизни каждого человека есть свой несгорающий куст. Почему мы боимся этих Божьих знаков?
Почему боимся гор и огня?

Почему так трудно сказать: «Пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает»? (3)
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no