no
4/Вера/slider

Вернуть веру… в человека

Комментариев нет

Христианский гуманизм после Антония Сурожского и Генри Нувена

«Лица людей – лица икон.
Каждый свечою своей озарен»
 Александр Солодовников



“XXI век будет веком гуманитарных наук, либо его не будет вовсе,  - предупреждал нас антрополог Клод Леви-Стросс. Из нашего времени это предупреждение видится пророческим. Век до сих пор под вопросом, потому что под вопросом человек, а науки – тем более. Ведь ясно, что вопрос был вовсе не в науках, а в науках гуманитарных, т.е. в человеке, мысль о котором они должны хранить и святить. И этот самый человек оказался наукам не под силу, поэтому они им надорвались, а затем от него отказались, и занялись более частными вещами, «объектами» и «предметами». Может это и к лучшему, потому что раз человек как цельность гуманитарным наукам не дается, а если дается – по частям, то не стоит ли оставить его в целости и сохранности наукам иным? Вот сразу здесь я и хочу сделать переход от гуманитарных наук к теме гуманизма в богословии, и перевести человека отсюда – туда. На мой взгляд, наибольшие прорывы и прозрения относительно человека дались другим наукам, не гуманитарным, а богословским. И случилось это в прошлом веке.
Почему-то мне кажется, что мы слишком много грешим относительно нашего прошлого, оттого будущее видится хуже и хуже. Скажу точнее: мы грешим относительно даров и откровений, данных и явленных нам в прошлом. Мы просто не слушаем их, не читаем, не видим. Вот и Леви-Стросс переложил ответственность за человека на век грядущий, не считаясь с тем, что было открыто и доступно в его время, или не считая это достаточным.
А что если понять его так: XXI век будет веком возвращения гуманитарных наук к неким первичным и цельным истинам, веком прозрения относительно тех оснований, на которых гуманитарные и другие науки единственно возможны, «либо его не будет вовсе»? Что если XXI век должен обратиться и утвердиться в уже известном? Что если и сам человек должен вместе с науками, по словам Роберта Фроста, «не измениться, лишь в прежней вере крепче утвердиться» («К себе»)?
Ведь если все так серьезно, что мы теряем не только гуманитарные науки, но и будущее, и самого человека с ним, то речь должна идти не только о научных, но о неких донаучных основаниях, т.е. о первооснованиях.
Для христианина такие первоосновы имеют характер богословский. Богословие человека может быть основанием для наук о человеке. Но что лежит в основе богословия человека, какие изначальные интуиции, первичные истины, неоспоримые очевидности? Не только науки не могут вместить человека и отказываются от него (а тем самым и от себя, своего призвания), так что чем больше научности, тем меньше претензий. Подобным образом «научное», «конфессиональное» и любое «каноническое» богословие тоже отказываются от человека.
Богословы охотнее говорят о Боге, чем о человеке, или о том, что Бог думает о человеке. Далеко не каждому из них дается дерзновение богословствовать о человеке с любовью и верой, и формулировать те неудобно-позитивные истины о нем, которые крайне сложно включить в систематическое богословие, но без которых нельзя и обойтись.
XX век подарил нам немало богословов-гуманистов, которые выходили за рамки ортодоксии и запутали свои следы. Но я хочу обратиться к наследию двух вполне ортодоксальных мыслителей – православного митрополита Антония Сурожского и католического священника, профессора Генри Нувена.  Евангельская простота их идей близка и мила сердцу каждого, но она дополняется сильным гуманистическим вызовом. Это сочетание выделяет их и сближает. Это сочетание само по себе является важным откровением, после которого и в свете которого «богословие человека» видится иначе, позитивно, настолько позитивно, что вспоминая об этих «двух светильниках» Божиих (Откр. 11), нет больше никаких причин сомневаться в том, что у человека есть будущность и надежда.

Не пересказывая их идей, поскольку они довольно широко известны, представляется важным выделить те из них, которые подводят некий богословский итог спорам о гуманизме; те, после которых сам способ богословствования о человеке должен измениться. 

To be continued 
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no