no
4/Вера/slider

Глобализм и национализм. Царство прежде всего.

Комментариев нет


Глобализация ставит под вопрос национальные идентичности. Нациям есть о чем переживать – их уникальные традиции, язык, границы стираются и смешиваются.
Однако то же происходит и с империями. Поэтому в ситуации неопределенности границ все - и империи, и нации - имеют шанс переопределить себя.
Если в Украине ряд евангельских лидеров заговорили о «национализации церкви», понимая под эти осмысление ее национальной идентичности и придание ей специфично национального образа; то в России активно культивируются неоимперские идеи «русского мира» (на основе советской концепции «трех братских народов»), в котором нет места национальному и локальному (не случайно раньше пели, «Мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский союз»; и вовсе не случайно многие евангельских верующие, в том числе эмигрировавшие на Запад, с ностальгией носят футболки «Рожденный в СССР»).
В этой связи социологи религии замечают, что «Глобализация не означает конец наций и национализма, но она означает конец их ассоциирования с суверенной территорией национального государства». В результате этой детерриторизации будут формироваться новые воображаемые сообщества, тесно связанные с религией.  Причем локальные и транснациональные идентичности будут важнее идентичностей национальных (в этом согласны большинство исследователей).
Если это так, то глобализация уничтожает не столько различия, сколько те крепостные стены, за которыми они могли укрываться в мнимой самодостаточности. В эпоху глобализации больше нельзя жить параллельно другим, не сталкиваясь и не общаясь с ними.
Проблема в том, что границы не только закрывали, но и защищали меньших и слабых, которые в условиях открытой конкуренции с крупными и агрессивными оказались в невыгодных условиях.
Не случайно, национализм критикуют сильные. Сильным выгоден глобализм. Даже если сильные исповедуют национализм, то он кажется великим, слишком великим для критики со стороны. А национализм слабых всегда удобная мишень. Об этом прекрасно сказала Эва Томпсон, показав столкновение национализма агрессивного («великой империи») и национализма защитного («национальных меньшинств»).
Требуется такое видение глобализма, в котором сильные не будут уничтожать слабых, в котором сила и вовсе не будет играть определяющей роли, в которой каждому найдется особое место. И здесь христианское богословие может внести свои коррективы.
Интересный подход к дихотомии национализм-глобализм предлагает американский реформатский теолог Питер Лейтхарт. Он прямо говорит, что “Мы должны отвергнуть этот выбор… В отличие от глобализма и национализма, наш христианский девиз должен быть следующим: “Царство прежде всего”.
Почему так? Потому что христианство отвергает глобализм и национализм в чистом виде, но при этом представляет собой их своеобразный микс: с одной стороны, “Мы члены по-настоящему глобального сообщества, не такого как элита Давоса или деструктивные Анонимы… Наше глубочайшее чувство братства связано не с другими гражданами нашей нации, но со всеми теми, кто соединен Духом в Сыне. Мы не можем быть националистами”; с другой, “Церковь тело из многих членов, каждый индивидуальный член вносит свой уникальный вклад в пользу целого… Мы не можем быть глобалистами”.
Чувство глобальной связи лежит в основе понимания церкви как транснационального сообщества, но оно выражается в многообразии национального опыта. Лейтхарт уместно напоминает, что во время Пятидесятницы апостолы говорили не на эсперанто, но на языках соседних народов.
Итак, глобализм является более фундаментальным принципом, он делает возможной связь и единство всех национальных, локальных и транснациональных идентичностей. Видение Царства позволяет скорректировать понимание глобализма как единства в многообразии.
К этому же призывают многие трезвые теоретики глобализма. Как настаивает профессор моральной психологии Джонатан Хайдт (респектабельные журналы включают его в элиту глобальных мыслителей – «top global thinkers»), «После 2016 года большим вопросом для западных наций станет следующий: как мы сможем пожинать плоды глобальной кооперации в торговле, культуре, образовании, правах человека и защите окружающей среды, уважая при этом – а не ослабляя или разрушая – множественные мировые локальные, национальные и другие местные (parochial) идентичности, каждую с ее собственными традициями и моральным порядком? Каким должен стать мир, чтобы глобалисты и националисты жили вместе и мирно?». Я надеюсь, что христианским богословам и миссиологам есть что сказать по этому повподу.


author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no