no
4/Вера/slider

Просто и мудро. Блаженнейший Любомир (Гузар) о Церкви, власти и обществе

Комментариев нет

(Аудиокнига «Общество и власть. Беседа Леси Оробец с Блаженнейшим Любомиром»)

Кардинал Любомир (Гузар) известен далеко за пределами греко-католического сообщества. Это редкий случай, когда предстоятель одной из конфессий смог заслужить авторитет и почет в глазах поликонфессионального украинского общества. Примечательно и то, что данная конфессия не входит в число фаворитов у власти, следовательно, ее влияние скорее духовное, нежели политическое или финансовое. Насколько можно судить из биографии, текстов и выступлений Гузара, кардинал свободен от внешних влияний и чист от мирских примесей в своем христианстве, может, поэтому слушать его глубокие размышления о власти и обществе действительно интересно, в них нет тенденциозности или приторности.
Что нового может сказать иерарх Церкви о политике? Оказывается, может. Он говорит о политике, расширяя и одновременно углубляя смысловое поле. Политика теряет свою высоту и священность, при которых она понималась, а скорее ощущалась как далекая и недоступная сфера избранных. Политика для Гузара – сфера межличностных отношений, главным в которой является служение ближнему, а не достижение власти как таковой или выгоды от своего положения. Это можно назвать десакрализацией политики, когда она приземляется на почву реальных человеческих связей, и лишь после этого в нее возвращается Бог, а после Бога и человек - как субъект свободного действия и объект социальной заботы.
Политика не сакральна, она освящается в меру соответствия Божьему Закону – это важный месседж, передаваемый священнослужителем нашему политизированному, разделенному и противопоставленному обществу.
В размышлениях Блаженнейшего политика крепко связывается с этикой как служение каждому и всем. Соответственно, власть должна быть этичной и правовой, доступной для критики и ограничений. Каждый от нее может ожидать помощи и потребовать отчета. Безразличие в таком случае не просто невнимательность или проблема низкой эффективности власти, но преступление против общественной морали.
Политическая власть не поглощает собой все, она автономна, в своей автономии ограничена и разделена. Беда постсоветских стран в том, что их политики подавляют народ, которому должны служить. Политика – часть, которая стремится стать целым, использовать целое в своих узких интересах, место того, чтобы служить всем людям, нации.
Христианский взгляд на политику исходит из реальности грехопадения и опасной склонности власти к расширению своих прав за счет подавления прав человека. Блаженнейший подчеркивает ценность личности, личной свободы и ответственности за «большую» политику. Здесь христианский персонализм противостоит политике, посягающей на свободу граждан.
***
Первая часть беседы посвящена этическому измерению политики, вторая – макроизмерениям политики, проблемам современных цивилизации и культуры, богословской оценке их духовных болезней.
Манера Блаженнейшого проста, и своей простотой подкупает. Он говорит известные истины, и при этом так проясняет и углубляет их понимание, что кажущиеся очевидности, открываются как христианская мудрость жизни и практическое духовное руководство при сложном выборе. «Жить нужно по совести. Политик не исключение. Одни и те же духовные принципы работают везде». «Честное служение народу - призвание от Бога. Это наилучшая форма деятельности, благородная, а не грязная». «Политики могут быть благословением народу или проклятием».
Рисков и ответственности у политиков всегда больше, чем у обычных людей. Именно поэтому здесь всегда есть место высшим христианским добродетелям, решимости и верности политике как призванию. «Искушение есть везде, это не беда, это возможность закалять дух и расти, утвердиться в добре и доказать верность. Надо идти в политику сознательно, зная о возможных искушениях. Это не легкая дорога, но политик может быть хорошим, а если может, то должен».
Казалось бы, слишком много «духовного», а о политике – ничего. Но вдруг слышим: «Политику нужно быть не только честным, но и компетентным». Духовность не заменит профессионализм. «Американский конгресс опирается на поддержку духовников. Мудрый политик советуется у людей верующих. Но духовник не должен управлять, а помогать».
Не нужен и чрезмерный оптимизм по поводу «духовных» влияний на дела мирские. Часто влияние лиц духовных на политику приносит новые проблемы. «Политик от Бога - исключение. Мы не знаем помазанников Божьих, назначенных Им к политике». «Депутаты в рясах скорее делят, чем объединяют».
Гузар не проповедует «христианскую политику», он вообще не проповедует, а спокойно размышляет из презумпций здравого смысла. Бог не влияет прямо на политику, поэтому «Божьей» или «христианской» политики быть не может. «Бог знает, но не всегда влияет, Он уважает человеческую свободу, и Ему нельзя все приписывать. Человек не должен уклоняться от гражданской ответственности выбирать по совести своих политиков». Постоянно подчеркивается персональная ответственность, автономия человеческой воли в делах земных, в построении общества и выборе образа жизни. «Каждый может стать личностью в противостоянии социальному злу ради своего народа».
В словах иерарха довольно много человеческого, что не совсем типично для интервью священнослужителей наиболее распространенного, советского типа. Вот как он говорит о других авторитетных первоиерархах: «Для меня митрополит Шептицкий прежде всего человек, настоящий, достойный»; «Иоанн Павел II также был необычный, незаурядный человек». Заметим: он видит в священниках вначале людей, а затем их статус в Церкви и роль в политике.
Христианство Любомира Гузара – христианство с человеческим, точнее Богочеловеческим лицом. Он выделяется своим христианским гуманизмом. При этом вслед за Фомой Аквинским Блаженнейший отстаивает право народа на сопротивление безбожной и бесчеловечной власти. «Хорошая власть от Бога, а есть власть «на грани». Есть нацисты и коммунисты, которых сложно назвать властью от Бога. Такой власти надо противостоять».
Он трезво оценивает религиозность политиков, покупающих расположение Церкви благодеяниями, и политических церковников, ищущих власти для себя и своей конфессии: «Набожность политиков – показуха»; «Церковь не должна идти на поводу у богатых жертвователей. Христос поблагодарил лишь одну вдову. Даяние ради славы обижает Господа»; «Настоящий политик должен работать, поэтому совмещать политику и Церковь не получится»; «Я не знаю тех, кто пришел в политику ради проповеди и делает это».
***
Во второй части беседа переключается на глобальные проблемы христианства и современной цивилизации. Гузар выступает не столько критиком либеральной современности, сколько сторонником развития в свободе и ответственности перед моральным законом. «Нужно быть открытым к новому, но не изменять своим ценностям, следовать за совестью». «То, что называют либерализмом – развратность и непонимание человеческих прав, которые имеют границы: что я могу делать в соответствии с человеческой природой»; «Моя свобода заканчивается там, где начинается свобода ближнего»; «Возможен ли христианский либерализм? Это широкое понятие. Здесь скорее релятивизм. Не менее опасен фундаментализм – слишком узкая интерпретация. Христианство не закостенело, это не только старина, возможны новые интерпретации».
Христианство Любомира Гузара одновременно гуманистично и ортодоксально, открыто и традиционно. Любовь к ближнему и толерантность к другим соседствуют с верностью своей церковной традиции и ответственностью за ее будущее: «Из-за страха перед мусульманами мы не должны закрывать глаза на кощунства и насмешки над христианством. За обиду христиан терактов не будет, поэтому над ними подло смеются. Страх и подлость».
В том же духе он говорит и о национализме – о любви к своей нации и терпимости к другим: «Надо развивать национальные чувства. Нации не умирают. Национализм – это значит любить свой народ, здесь нет ничего плохого. Но при этом нельзя отказывать в правах другим народам».
Национализм Патриарха греко-католиков связан с его прочтением целостной христианской истории, в которой есть разные Церкви и разные культуры. Это национализм собирательный, объединяющий. «Мы должны быть церковью всей Украины, а не только Галичины». «В любом месте украинец должны чувствовать себя сыном своего единого народа». «Галицкий провинциализм», «украинский Пьемонт» не должен принижать национальные чувства других регионов.
Говоря о единой поместной Церкви, Гузар исходит из реального многообразия традиций некогда единого киевского христианства, ныне представленного Украинской Православной Церковью, Украинской Православной Церковью Киевского Патриархата, Украинской Автокефальной Православной Церковью и Украинской Греко-Католической Церковью. «Поместная церковь будет тогда, когда все четыре ветви одной разделенной Киевской церкви объединятся». «Христос создал одну, а не четыре». «Это не политическая, а религиозная обязанность – вернуться к единству. Пока мы не будем едины, мы не будем в полной мере христианами, нам будет чего-то не хватать».
При богатстве традиций в Украине «христианства мало», но именно оно поможет в решении основных социальных проблем, не решаемых средствами политическими. «Во многих городах нет церквей, но везде есть памятник Ленину. Мы скорее коммунистическая страна, чем христианская». «Общество должно бороться с коррупцией не только как с экономическим преступлением, а с моральным грехом. Закон не спасет без чувства моральности». «Государство не может заменить церковь. Церковь должна напоминать государству о Божьем законе. Не судить, но быть пророком: остановитесь! Больше этого не нужно, иначе теряется призвание». «Социальное служение церкви изменило Галичину перед Первой мировой войной. Нужно развить эту деятельность сегодня, создав социальную миссию внутри церкви».
Опыт жизни и здравое христианское учение позволяют Гузару говорить о недопустимости государственной Церкви и партнерстве как желаемой модели отношений государства и Церкви. «В Польше не может быть государственной Церкви, но может быть Церковь большинства». «В России Церковь слишком близка к государству, и государство ее использует». «Церковь не имеет многих возможностей государства, но она может поощрять развитие, сотрудничать. Отделение государства от Церкви не означает отрицания друг друга. Они должны быть партнерами».
Блаженнейший называет себя старым, но при этом думает о новых поколениях христиан и граждан. Его Христос всегда современный, поэтому будущее и его риски не страшны. «Если бы Христос жил сегодня, Он бы использовал интернет», - говорит Гузар.
Передав патриаршество своему молодому преемнику, иерарх показал пример доверия и поддержки. В его словах о молодежи звучит неподдельная тревога и забота, но также вера. «Нужно воспитывать новое поколение. Мы оставляем молодежи плохой мир, много неисполненного, неочищенного, непонятого. Мы, старые, должны помочь в меру сил, но работать предстоит уже молодым». «Это не просто смена поколений. Начинают вымирать советские поколения. Приходят новые, им предстоит стать на новый путь, изучить свою историю и опыт других». «Требуется слишком много труда. Хорошо, что они не прошли советскую школу, но что делать дальше они тоже не знают. Они должны идти вперед с желанием и открытостью».
***
Мудрый теолог и пастырь призывает к возвращению к христианству как этической и мировоззренческой основе для совместной жизни людей в обществе, где господствуют враждебность и потребительское безразличие к другим.
Соглашаясь с основными его тезисами, нельзя при этом не сказать о возникшем ощущении, что Блаженнейший говорит уже из прошлого, которое от нас стремительно удаляется. В этом прошлом были возможны суверенные нации, христианская культура, традиционное общество, поместная Церковь. Сегодня едва ли можно согласиться с его утверждением, что при объединении всех киевских Церквей христиан станет гораздо больше и страна изменится к лучшему. Все эти благие пожелания вряд ли реализуемы в мире прозрачной сложности, постоянно умножающегося многообразия, которое не поддается объединению и не вмещается в границы. В такое мультиверсуме связей всего со всем автономия религии и политики, этическая и гражданская разборчивость уже не мыслимы. Политика есть везде, и ее нет нигде конкретно, так же и с христианством, которое становится все более синтетичным, без однородности, без центра и привычной картографии.
Слова Любомира Гузара напоминают христианам, что даже в постсовременном и глобализированном мире сохраняют свое значение привычные координаты места и времени, без которых ориентация и движение вперед будут невозможны. Так внутри Вселенской Церкви выделяет Киевская традиция, в которой различаются четыре Церкви.
Но Патриарх обращается не только к христианам. Он говорит всем гражданам о действенности Божьего закона, о личной ответственности за жизненно важные выборы. Говорит о том, что переживает все эпохи, что абсолютно значимо в политике и жизни любого общества, любой эпохи. Так Патриарх сочетает укорененность с открытостью, любовь к своему народу и своей Церкви с христианским универсализмом, проповедь с гражданской позицией.
В словах Блаженнейшего слышны простота и мудрость христианина, сохранившего свободу внутри большой «церковной политики»; простота и мудрость, которыми так бедно огосударствленное и привилегированное христианство.

religo.ru
author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправить комментарий

no