-->
no
Технологии Blogger.

Сообщение о нарушении

Поиск по этому блогу

Недавние Посты

5/recent posts

Случайные посты

3/random posts
no

Недавние Посты

5/recent posts

Последние коментарии:

5/recent comments

Последние коментарии:

5/recent comments

Страницы

4/Статьи/slider

О Церкви, церквях и межцерковных переходах

Комментариев нет



ХМ. Христианский мегаполис, 12 сентября 2020

Рано или поздно взрослеющий христианин — не только тот, кто много читает, но и тот, кто много наблюдает и переживает — начинает путаться в понятиях «Церковь» (пишется с прописной, или большой буквы) и «церковь» (пишется со строчной, или маленькой буквы). Есть моя церковь, есть другие церкви, и есть общая для всех Церковь Христова. Здесь есть, что распутывать. Сейчас хочу отметить лишь одно: принадлежность к общей Церкви не обесценивает наши местные и малые церковные общины и их традиции, но при этом освобождает от чрезмерной зависимости от них; помогает замечать то ценное, что есть у других; побуждает служить друг другу и учиться друг у друга; обязывает защищать друг друга, быть солидарными в беде и соучаствовать в общей миссии; разрешает ходить в гости и делать приятные подарки, угощать и угощаться неповторимыми домашними деликатесами.

К.Льюис писал, что христианство похоже на дом, в котором все встречаются в холле, но потом расходятся по своим комнатам. Я добавлю от себя, что было бы неплохо при этом уважать выбор и жизненное пространство каждого христианина и христианки, не переманивать всех в свою комнату и не входить без стука в чужую, не привязывать гостей к стулу и самому не засиживаться в гостях надолго. Одним словом, заходить? Да! Переходить? Вряд ли.

Скажу несколько слов о себе и своем жизненном опыте. Я вырос в типичной баптистской семье и хорошо знаю сильные стороны своей традиции. При этом я отдаю себе отчет в том, что в моей семье эта традиция измеряется глубиной всего лишь в четыре поколения, а что было до того покрыто мраком. Скорее всего, мои корни уходят в Православие. В свою очередь, православная традиция коренится в тысячелетней истории неразделенного христианства, соединяясь таким образом с историей католической традиции. Я не могу не ощущать отголоски всех этих традиций. Я не могу не чувствовать тоску по глубине и единству. Но также я не могу не чувствовать то, что мое присутствие в более молодой баптистской конфессии вовсе не случайно, что история древней Церкви продолжается в более молодых традициях, и каждый из нас ответственен за свое поколение и свою семью. Все это делает меня не меньшим, а большим баптистом, т.е. включает меня с моей церковной традицией в общую историю Церкви, помогает понять мое скромное, но ответственное место за мою церковь, за ее служение и свидетельство миру как часть общего дела единой Церкви.

Ректор Южной баптистской богословской семинарии А.Молер в статье «Почему я являюсь баптистом?» выделяет несколько позитивных особенностей баптистской традиции (среди них: крещение по вере как личное и осознанное решение; церковь как неиерархическая община возрожденных; свобода совести как основа свобод), но в конце делает важное дополнение: «Я верю, что у баптистов есть кое-что важное, даже критически важное, что дополняет христианскую традицию и делает христианское свидетельство в современном мире более сильным. Баптисты бывают довольно шумной частью Христова Тела, но, надеюсь, при этом остаются частью необходимой». Иными словами, ведущий богослов Южной баптистской конвенции вполне может оставаться баптистом и при этом быть частью большего Тела Христова, сохранять особенности своей церкви и при этом принадлежать общей Церкви.

Здесь я вспомнил еще один текст с не менее интригующим названием: «Почему я не могу оставаться баптистом и вообще протестантом». Автор этой книги был студентом небольшого христианского университета в Украине. К счастью для многих, но к несчастью для него, в этом небольшом учебном заведении была большая библиотека. Студент начитался православных богословов русской эмигрантской школы и поверил, что все описанное ими богатство православной традиции можно найти в Русской Православной Церкви. Он поверил, что в одной, пусть даже большой комнате, можно найти сразу все. 

Я вспоминаю и бывшего руководителя баптистского ВУЗа из России, который увлекся книжным православием. Родной протестантизм представлялся ему примитивным, субъективным, неглубоким, неинтересным.

В обоих случаях молодые баптисты испытывали информационный голод. Книги православных авторов были доступнее, да и на порядок интереснее, чем то, что печатали тогда еще неразборчивые и неискушенные в книгах постсоветские протестанты. Но книжное православие это ведь не РПЦ. Страшно представить, что московские цензоры сделали бы с богословами «Парижской школы». Увы, до сих пор книжное православие обманывает очень многих, в том числе на Западе. В поисках глубины люди тянутся к более древней традиции, но ищут ее в книгах, а церковная реальность русского православия все эти книги опровергает.

Я уверен, что в книжные магазины нужно заходить как можно чаще, в том числе в магазины православной книги. Но вряд ли стоит «переходить» в эти магазины и устраиваться там надолго. Книжные магазины и библиотеки, семинарии и университеты — это еще не церкви. Они могут открыть идеализированный мир «просто православия», но конкретно церковная реальность будет иной.

Эта поправка справедлива не только для православия, но и для каждой конфессии и религиозной традиции. Можно почитать книгу, послушать лекцию, познакомиться с интересными людьми, даже побывать на церковной службе, но нельзя забывать о том, где вы живете и где ваша семья. Ходите в гости, в читальный зал, но всегда возвращайтесь домой.

Я вспоминаю основателя известного харизматического движения, который так увлекся «духовными корнями», что оставил свою церковную семью и перешел в католицизм. Я разделяю его увлечение «корнями», но не совсем понимаю, почему нельзя было оставаться на своем месте и углублять его. Хотя, вполне возможно, что он понял пределы роста и глубины своей христианской традиции. Можно объяснить все: и нежелание большинства что-либо менять, и стремление наиболее прогрессивных лидеров исправить допущенные ошибки в домостроительстве церкви, и усталость от внутреннего однообразия, и привычку к нему.

Есть своя правда в том, что более глубокие и богатые религиозные традиции имеют больше внутренних комнат, так что там каждый может найти себе место. Поэтому переход из малой традиции в большую может быть поиском более разнообразной и свободной среды, формой протеста против системы, цензуры, одномерности, или элементарной скуки.

Переход может быть связан и с особой ролью личности, первым впечатлением от живого представителя определенной традиции. Нередко такая встреча определяет все последующее восприятие церкви и ее конфессиональной жизни. Если мы встречаем достойного священнослужителя, духовная жизнь которого кажется богатой и глубокой, мы проецируем этот личностный опыт на все то, что он представляет, мы с любовью принимаем человека и потому идеализируем его традицию. Тогда мы можем сказать: «Вот если бы мне довелось жить рядом с церковью отца Александра Меня, я был бы православным!» Но, зная то, что случилось со священником Александром в РПЦ, мы понимаем, что личные симпатии не стоит переносить на институты и структуры, что самые достойные из священнослужителей были чужими в своей же церкви, что есть традиции, уничтожающие своих лучших представителей. Я вовсе не говорю о том, что православная традиция плохая, но напоминаю о том, что ее нельзя идеализировать, читая книги ее лучших богословов или слушая ее лучших проповедников. То же самое можно сказать о нашей родной традиции: зная ее изнутри, мы должны всесторонне дополнять и углублять ее.

Хочу вернуться к образу христианства, как общего дома. Мы живем в разных комнатах. Время от времени каждая из комнат нуждается в ремонте. Было бы хорошо помогать друг другу в этом ремонте и затем вместе праздновать обновление, научиться жить на одном фундаменте, под одной крышей, но с принятием и пониманием наших различий. Я допускаю, что есть помещения настолько запущенные, что в них жить уже нельзя. Тогда нужны более серьезные реформы, которые потребуют временного переселения жильцов. Но такое случается не каждый день, а если и происходит, то Хозяин дома берет такую ситуацию под Свою ответственность.

Итак, общение? Да! Взаимопомощь? Да! Посещения? Да! 

А как насчет переходов? Если они и случаются, то не должны перерастать в скандалы, самовольные перепланировки, захваты и поглощения, ссоры и войны.

И еще один важный момент, связанный с новыми технологиями, которые существенно ослабляют нашу зависимость от пространства. Раньше говорили так: был здесь, перешел туда. А сейчас так: и здесь, и там; немного здесь, немного там. 

Современные технологии добавляют новые измерения в нашу реальность: фрагментируют, разнообразят, ускоряют и насыщают наш привычный способ жизни и общения, в том числе форматы межцерковных отношений и передвижений. Сегодня мы можем «встречаться» не выходя из собственной комнаты, участвовать в богослужении самых разных церквей по нескольку раз в день, читать и слушать лучших представителей самых разных конфессий. Мы ощущаем себя частью единого глобального христианства. Зачем куда-то переходить, если все и так доступно? Так структурированное христианство превращается в «конструктор LEGO». Но это уже другая, не менее интересная тема.

author profile image
Abdelghafour

Lorem Ipsum is simply dummy text of the printing and typesetting industry. Lorem Ipsum has been the industry's standard dummy text ever since the 1500s, when an unknown printer took a galley of type and scrambled it to make a type specimen book.

Комментариев нет

Отправка комментария

no